Вспоминая огненное пекло

08:02 — 30.08.2017

Вспоминая огненное пекло

Автор фото: Фото автора

Вспоминая огненное пекло

08:02 — 30.08.2017

Он не любил вслух вспоминать о войне. Только когда к очередной годовщине Победы показывали киноэпопею «Освобождение», самое крупное танковое сражение в истории Великой Отечественной на Курской дуге, смотрел молча, не отрывая взгляда. А потом долго, также молча, курил на кухне. Не подойти…

Земля горела

Он – это один из моих дедов – Василий Иванович Павлов. Великой Отечественной беды дедушка хлебнул сполна. От первой капли до последней. И Севастополь, и Сталинград, и Орёл, и Курск… Его, в начале войны чуть не погибшего на пограничном крейсере, а потом несколько раз горевшего в танке, давно нет рядом с нами. Может, от этого такими дорогими кажутся они – фронтовики, возможно, воевавшие где-то с ним рядом. Некоторые из них собрались неделю назад в областном доме ветеранов. Чтобы в 74-ю годовщину Курской битвы вспомнить о том, как это было. Вспоминали, впрочем, не только те, кто смог приехать. Эта память всегда с ними, где бы они ни находились.

Владимир Андреевич Вахнин так же, как и мой дед, знает, что такое гореть в танке.

– Это было настоящее огненное пекло, – вспоминает он. – Я был ранен и чудом выбрался из горящего танка, а двое моих товарищей погибли.

Он воевал на 1-м и 2-м Украинских фронтах, на первом Белорусском. Войну закончил в Польше в звании капитана.

Рассказывать надо

Александр Фёдорович Вершинин, тоже участник Курской битвы, уверен: рассказывать о войне надо.

– Причём не в общем, – говорит он, – не о том, что можно прочесть в учебниках и книжках по истории. У каждого ведь была своя война и своё поле боя. Я солдат Курской дуги. А на войне как на войне.

Он был студентом, работал на торфоразработках – готовили торф для Дзержинской ТЭЦ, когда пришла весточка от мамы из Горького: «Саша, тебе повестка». Потом ещё одна.

– Собрался, приехал домой, пошёл в военкомат, – вспоминает Вершинин. – Без долгих сборов – на следующий день в семь утра велели явиться с пожитками. Оттуда – на вокзал. Знаете, до сих пор стоит перед глазами картина: отходит наш поезд, а мать с отцом идут вдоль него – всё быстрее, быстрее. Потом бегут по платформе. Бежали, пока она не кончилась. И сейчас как представлю – слёзы. Уехали мы в Орехово-Зуево, потом пешеходом на Покров, в противотанковое училище, где нас и учили воевать. А дальше – присвоили звание сержантов, выдали сухой паёк и с оркестром посадили в эшелон…

Страшно ли было? Признаётся:

– Страшно. Но это потом, когда уже кое-что стал понимать. А первое время, когда бежал за танком в атаку, почти ничего не понимал. Мне было чуть больше 18 лет. Рвутся снаряды, валяются убитые, всё как в тумане…

Во время боёв на Курской дуге определилось будущее каждого из нас.

Женское лицо

За накрытыми столиками в зале подарки из рук министра соцполитики региона Андрея Гнеушева и музыкальные поздравления от потрясающе, до внутренней дрожи, поющего военные песни Антона Уткина, кроме убелённых сединами мужчин в орденах и медалях, принимают две женщины. Серафима Васильевна Шахова и Людмила Ивановна Кузьмичёва. Наград у каждой – не сосчитать.

– Ну почему Курская? – берёт слово Людмила Ивановна. – Не понимаю, почему эту битву вдруг стали называть так. Ведь началась она с освобождения Орла. Орёл был освобождён 5 августа 1943 года. Почему забыли? 5 августа в пять часов вечера наша часть была уже в городе. На окраинах, к Брянску, немцы ещё сопротивлялись, а мы уже со стороны вокзала вошли в Орёл. Очень тяжёлая битва была, – вздыхает.

Серафиму Васильевну война заставила взять в руки винтовку в 17 лет. Сначала чтобы охранять родной ГАЗ в составе 254-го краснознамённого зенитно-артиллерийского полка. Но Орловско-Курская дуга не обогнула и её судьбу.

В апреле 1942 года Серафима ушла добровольцем на фронт. Была связистом в зенитной части, телефонистом пулемётной роты. С этой ротой сержант Шахова и дошла до Курска, где в 1943-м разворачивалось невиданное по своим масштабам танковое сражение под Прохоровкой. Она и сегодня хорошо помнит, как это было:

– В Курск мы вошли в марте. Уже тогда фрицы начали подготовку к битве, которая намечалась на лето. А с марта по июнь – все время налёты. После одной из бомбёжек замолчала одна из наших точек. Вызвалась я в одиночку добраться туда, выяснить, в чём дело. Уже на середине пути пожалела, что пошла без сопровождающих. Тяжко пришлось. Сама сегодня удивляюсь: как выжила?

О боях, о войне Шахова может говорить часами – сказывается огромный опыт выступления в школах. А ещё Серафима Васильевна пишет стихи:

Мы вечно с вами толковать бы рады.

Но ветры нас когда-то унесут.

Запоминайте нас, пока мы тут.

Тогда архивов и листать не надо…

Слушаешь – и сжимается сердце: только бы подольше продлилось это безветрие…

Теги: Общество

81

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии. Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если не зарегистрированы.