Удивительная история о самом красивом доме на улице Минина

09:49 — 24.07.2017

Алексей ЛАРИН, Евгения МАТВЕЕВА

Литературный музей Горького – украшение улицы Минина.

Литературный музей Горького – украшение улицы Минина.

Автор фото: Юрий Правдин

Удивительная история о самом красивом доме на улице Минина

09:49 — 24.07.2017

Алексей ЛАРИН, Евгения МАТВЕЕВА

Проходя по улице Минина, вы обязательно обратите внимание на этот старый особняк. Потемневший от времени, много раз перестроенный и переделанный, он продолжает сохранять свои изящество и притягательность, странным образом сочетающиеся с основательностью и деловитой практичностью. Подойдя ближе, мы видим металлическую табличку, извещающую, что это дом В. М. Бурмистровой, построен в 1882 году.

Свидетель истории

Дом видел старый дореволюционный купеческий Нижний с его ярмарками, пароходами, трактирами и бесконечными стройками. Видел революционный Нижний и советский, пережил смену владельцев и подселение новых учреждений. Дождался конца советской власти и возвращения капитализма и снова устоял. Это старый основательный купеческий дом. Он многое пережил, многое видел и сам стал историей. Красивой историей большого города.

— Варвара Михайловна Бурмистрова была родом из семьи знаменитых нижегородских купцов Рукавишниковых, — рассказала «Деловой газете» заведующая литературным музеем Елена Агафонова. — У её отца, Михаила Григорьевича Рукавишникова, было 9 детей — 7 сыновей и 2 дочери. Один из сыновей — Сергей Рукавишников, родной брат Варвары Михайловны — являлся владельцем шикарного дома-дворца на Верхневолжской набережной. В романе сына Рукавишникова, Ивана Сергеевича, известного поэта-символиста Серебряного века и прозаика, есть такой эпизод: один из персонажей заволновался, что его сестра собралась строиться неподалеку от его дома-дворца. Он приехал, заглянул в чертежи, убедился, что дом будет значительно скромнее, чем его, и сказал: «Ну, небольшая избушка, пусть и на каменном фундаменте». Конечно, роман во многом художественный вымысел, но такой момент повествования вполне мог быть отражением реальных событий. И Бурмистровы, и Рукавишниковы — знатные купеческие, а точнее сказать, предпринимательские династии, оставившие колоссальный след в истории, экономике, политике и культуре Нижнего Новгорода. Знаменитые дворцы и особняки Рукавишниковых до сих пор украшают верхний город, до сих пор бросаются в глаза и коренному нижегородцу, и приезжему гостю.

Особняк Варвары Михайловны в глаза не бросается. Он притягивает незаметно, очаровывает неспешно и раскрывается не сразу. Чтобы в полной мере оценить его красоту и изящество, почувствовать нетривиальный в купеческом городе тонкий женский вкус, нужно всмотреться в этот дом, обойти его, пройтись по комнатам и залам, насладиться старыми интерьерами, представить, как он выглядел изначально в комплексе с садом, оранжереями и флигелями, увы, снесёнными и разрушенными. Молодая дочь сталелитейного магната, «железного старика» Михаила Григорьевича Рукавишникова обладала развитым художественным вкусом и прекрасно смогла объяснить архитектору, что она хочет получить.
Получилось удивительное и по-своему неповторимое сочетание русских барокко и классицизма, провинциальный вариант академической эклектики. Кажется, это не стиль, а смесь стилей, но благодаря таланту архитектора и вкусу заказчика особняк получился и органичным, и эстетичным. Дом органично вписался в ландшафт и в окружение, не коробит взор, а привлекает его.

Художник Василий Ликин отмечал, что он «был вообще хорошо и красиво построен и приспособлен для жизни буржуазной семьи, в противоположность некоторым громоздким и неудобным купеческим домам в Нижнем Новгороде, и в частности дому С. Рукавишникова на Откосе, где теперь исторический музей». Это, конечно, дело вкуса, но, как минимум, сестра не уступала своим братьям в украшении Нижнего Новгорода.

Обаяние старого Нижнего

Со стороны улицы Минина в дом вёл парадный вход с козырьком на чугунных столбах-опорах и вплетённой в барочный картуш буквой «Б» над ним, а в сторону проезда к откосу выполнены два эркера с маскаронами и четыре женских профиля в круглых обрамлениях над окнами второго этажа.

Со стороны Волги к дому примыкал разбитый Варварой Михайловной трёхдесятинный сад, больше походящий на парк. Помимо традиционных для средней полосы России плодовых деревьев в саду росли пальмы, банановые деревья, кустарниковая груша. В парке живописно располагались фонтан, грот, беседки, мраморная лестница со скульптурами, несколько цветочных и фруктовых оранжерей. По воспоминаниям современников, в доме Бурмистровых всегда было много свежих цветов, а свежие фрукты и ягоды Варвара Михайловна по праздникам велела развозить в детские дома и приюты.
От сада сейчас ничего не осталось, да и от всего былого великолепия усадьбы мало что сохранилось. Разрушены оранжереи, каменный двухэтажный служебный корпус, поставленный во дворе дома. На его месте сейчас столовая Нижегородского технического университета им. Р. Е. Алексеева. Сохранился лишь сам особняк.

— Здесь был прекрасный сад, считавшийся настоящей городской достопримечательностью, куда водили экскурсии, — подчеркнули в музее.

Рассказывать об его архитектурных достоинствах и интерьерных особенностях смысла нет. Словами не передашь изящества дома, его залов, оформленных каждый в разном стиле, его мраморной лестницы с резными балясинами. Надо просто пойти и посмотреть, насладиться видами дореволюционной России, ощутить вкус нижегородской старины, которую бережно старается поддерживать располагающийся ныне в особняке Литературный музей имени Горького.

Деловая женщина

Варвара Михайловна потратила на строительство дома полтора миллиона рублей из четырёх, доставшихся ей в наследство от отца. Поэтому за домом и закрепилось её имя, а не мужа. Но с мужем они жили в согласии, и оба были в городе на хорошем счету.

— В строительство дома Варвара Михайловна вложила часть своего богатого приданого, — сообщила Елена Агафонова. — Наверное, поэтому он стал известен в городе как дом Бурмистровой, хотя здесь она жила со своим супругом Дмитрием Михайловичем. Он был также из старинного купеческого рода, занимался торговлей: держал магазин мануфактуры на Зеленском съезде и цветочный павильон на Нижегородской ярмарке. Сохранились воспоминания нижегородцев тех лет, где сказано, что купить красивый букет в Нижнем, чтобы, например, подарить понравившейся актрисе, можно только в павильоне Бурмистрова. Также Дмитрий Михайлович был гласным городской Думы, выражаясь современным языком — депутатом, имел награды. Он умер ещё до Октябрьской революции.

Варвара Михайловна содержала детскую больницу, была попечительницей Дома трудолюбия, основанного её семьей. На свои деньги она купила землю под городское кладбище, поставила там церковь, служебные здания и обнесла нижегородский некрополь (16 гектаров!) оградой с башенками и воротами.

Ещё Варвара Михайловна брала под патронаж воспитанниц Мариинского института, принимала у себя дома на каникулы 6–7 студенток, обучала за свой счёт двух девушек. Возможно, эта привязанность и забота о детях объяснялись тем, что своих детей у неё не было.

— Сын управляющего заведением вспоминал, что она отдавала девочкам-воспитанницам всю нерастраченную материнскую любовь, и те буквально считали её своей приёмной матерью, — добавила наша собеседница.

Спонсировала Варвара Михайловна и нижегородские учебные заведения. В 1916 году, уже после смерти мужа, она внесла 50 000 рублей на обустройство переведённого в Нижний Новгород Варшавского политехнического института.

— Вообще Бурмистровы были очень известные в Нижнем люди. В первую очередь благодаря своей благотворительной деятельности. Не случайно со временем Варвара Михайловна получила звание «Почётная гражданка города Нижнего Новгорода», — отметила сотрудница музея.

Смена времён

После Октябрьской революции 1917 года дом реквизировали. Варваре Михайловне разрешили остаться, но в какой из комнат — достоверно неизвестно. Кроме дома и художественной коллекции были отобраны и многие личные вещи хозяйки богатого особняка. Бурмистрова писала объяснительные, и в конце концов представителями новой власти была выпущена резолюция: «Необходимое для жизни гражданке Бурмистровой вернуть».

Варвара Михайловна прожила в доме вплоть до 1930 года прошлого века. Бурмистровой предоставили новое жильё, и она была вынуждена покинуть любимый особняк, но в разлуке с ним прожила всего несколько месяцев. Могилы Варвары Бурмистровой не сохранилось, но памятью о ней служит этот дом, тепло и аура которого уже много лет привлекают сюда сотни людей.

В 1934 году здание было передано Литературному музею им. А. М. Горького, а один из залов дома заняла горьковская писательская организация. Племянник Варвары Михайловны, Иван Рукавишников, тоже в своё время писал романы, неоднократно бывал в доме своей деятельной тётки и даже вывел и её, и её дом, и весь род Рукавишниковых в романе «Проклятый род». Такая вот своеобразная перекличка веков. Можно считать, что это наш «Дом Грибоедова» из булгаковского «Мастера».

Знаешь

По разным данным, дом В. М. Бурмистровой был построен либо в 1882-м, либо в 1885 году. Точной даты нет. К сожалению, неизвестен и автор проекта. Долгое время считалось, что это работа архитектора Николая Григорьева, но пока его авторство не подтверждается. Вероятнее всего, он руководил строительными работами.

1702

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии. Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если не зарегистрированы.