Почему «встала» Америка

09:08 — 12.07.2017

Почему «встала» Америка

Автор фото: Metronews.ru

Почему «встала» Америка

09:08 — 12.07.2017

О прошедшем саммите «большой двадцатки» в Гамбурге сказано уже всё, что можно. О встрече Владимира Путина и Дональда Трампа, кажется, тоже.
Однако «на полях» остались незамеченными несколько любопытных обстоятельств, формально не имеющих отношение к основному мероприятию, но, между тем, многое дающие для понимания текущего мироустройства. Вот, например…

Одних уж нет, а те далече...

Барак Обама, Дэвид Кэмерон, Стивен Харпер, Тони Эббот – что объединяет всех этих людей?
Это главы англосаксонских стран – США, Великобритании, Канады и Австралии - участвовавшие в саммите G20 в австралийском Брисбене три года назад.
Тогда, в разгар донбасской войны и кампании против России, после катастрофы рейса МН-17, лидеры стран Запада попытались устроить форменный бойкот президенту России. Его демонстративно старались игнорировать, общались подчёркнуто холодно. Премьер Австралии даже пообещал в преддверии мероприятия «взять Путина за грудки» и допросить с пристрастием о сбитом пассажирском лайнере.
Максимум, на что его хватило, это на подчёркнуто официальное рукопожатие, но общая атмосфера была такова, что Владимир Путин покинул его на день раньше запланированного. Говорить было не о чем. Казалось, это конец.
И это действительно так. Но не для Владимира Путина, а для его главных зарубежных оппонентов. Один за другим покинули свои посты Тони Эббот, Стивен Харпер, Дэвид Кэмерон и Барак Обама. Все либо со скандалом, либо с поражением на выборах. А Владимир Путин продолжает приезжать на саммиты G20 и готовится делать это ещё шесть лет.
Из лидеров G7, присутствовавших на том памятном саммите, остаются на своих постах только Ангела Меркель и Синдзо Абэ. Японец и тогда был чрезвычайно осторожен, и сейчас изо всех сил пытается найти подходы и выстроить отношения с Россией. Фрау Меркель, пережив период обострения и охлаждения, находясь под впечатлением от Трампа, явно почувствовала, что с Путиным ей и проще, и надёжнее работать. И даже Украина ей здесь не помеха. По крайней мере, не та, что была три года назад.
За это время мир изменился. Причём настолько, что на нынешнем саммите все искали встречи с президентом России, а к главе США многие, напротив, демонстрировали подчёркнуто холодное и настороженное отношение. Вспоминая саммит в Брисбене, можно заметить, что судьба друзей и союзников Владимира Путина складывается намного более удачно и успешно, чем его противников. Совпадение?..

Раскол на фоне пополнения казны

Владимиру Путину было очень сложно три года назад. В такой ситуации можно и сорваться, и натворить всяких глупостей, и вылететь в трубу, в конце концов. Но он вытерпел этот сложный период, переждал его, и теперь пожинает плоды своего стратегического подхода.
Сначала начали складывать оружие и покидать поле боя лидеры враждебных стран. Барак Обама, Дэвид Кэмерон, Франсуа Олланд. На их место пришли новички, либо вовсе не готовые воевать с Россией, либо не считающие эту тему для себя приоритетной. О Дональде Трампе уже всё сказано. Тереза Мэй выводит Великобританию из стройных рядов Евросоюза и ей сейчас явно не до лишних внешнеполитических проблем. А молодой Макрон, вопреки вполне обоснованным опасениям, так и жаждет чем-то выделиться из серой массы евробюрократии и «особые отношения» с Россией для него как раз на этой линии.
И дело уже не только в отдельных личностях и их амбициях. Кризис западного мира приобретает черты системного; в стройных рядах евроатлантических союзников наметился глубокий раскол, без каких-либо признаков на его преодоление. И не только между странами, но и внутри оных, что дополнительно осложняет ситуацию. Но только не для России.
Конфликт между двумя главными западными гегемонами – США и Германией – даёт Москве долгожданную возможность сыграть на противоречиях в свою пользу. Соглашение по климату, из-за которого формально Трамп разругался с европейцами, это лишь повод, симптом значительно более глубоких и фундаментальных проблем. Которые, по-настоящему, ещё только предстоит осмыслить и оценить.
Если коротко, Америка больше не в состоянии поддерживать прежний уровень лидерства в условиях когда-то ею же и провозглашенной глобализации. Слишком многие научились делать «маде ин США» не хуже самих штатовцев, да к тому же ещё и дешевле; слишком сложно стало вести конкуренцию на прежних равных условиях. Вот Америка – та, что избрала Трампа – и пытается закрыться протекционистскими тарифами, миграционными квотами и санкционными ограничениями. Россия просто очень «удобно» попала под первую волну этих ограничений, но теперь дело дошло уже и до ближайших союзников.
Так возмутившие немцев репрессии Вашингтона против «Nord Stream-2» - это лишь самый громкий и показательный пример, но ведь было много и других. Санкции, маскирующиеся под многомиллиардные штрафы, против европейских банков, автоконцернов, металлургов. Угрозы взыскать все недоимки в бюджет НАТО, читай, США. Непрекращающиеся попытки заставить европейцев покупать дорогие американские углеводороды, взамен дешёвых российских. Такое впечатление, что Вашингтон отчаянно ищет всё новые способы пополнения казны, и начинает не только грозить, но и пользоваться кнутом. Пряники, похоже, кончились.

Тускнеет образ Града-На-Холме

Отсюда демонстративно холодное отношение к Трампу в Гамбурге. Европейцы, а особенно немцы, очень старались показать американцу, что не очень-то он им и нужен, мл, и сами вполне способны справиться с собственными делами.
Вряд ли Трампа всё это впечатлило, но старались представители ЕС усердно, особенно Меркель. Фрау канцлерин всё время пыталась подчёркивать то европейскую солидарность, то дружбу с председателем Си, то даже благорасположение к Путину. Несмотря на все мольбы Украины и угрозы Польши, Меркель готова отстаивать «Nord Stream-2». И, кажется, сделает это. А, как отметил Путин, в прямой и честной конкуренции российский трубопроводный газ без вариантов бьёт американский сжиженный. И всё теперь упирается в то, насколько Вашингтон готов использовать политическое давление для решения экономических задач? Против ближайших, по крайней мере формаль, союзников.
Практика показывает, что готов, причём по максимуму. Но тут возникает две проблемы. Даже три, если считать и саму Америку.
Во-первых, с таким подходом тускнеет и без того уже побледневший образ Града-На-Холме, лидера свободного мира и светоча будущего. Возвращаясь к старому доброму национальному протекционизму, использованию политических и военных инструментов для, фактически, пополнения казны, США теряют всякое моральное право указывать другим, как им жить, и, соответственно, и дальше монетизировать этот свой непререкаемый авторитет. Воевать за демократию – это одно; за рынки сбыта – совсем другое. Искренних сторонников во втором случае будет явно меньше.
Во-вторых, давимые могут ведь и не прогнуться. И чего тогда будут стоить все угрозы?! Ну, хорошо, Ладно, Россия – это ещё можно списать на остатки былого величия сверхдержавы. Иран и Китай – ну, с этими азиатами вообще всё не просто. Но нищая крошечная Северная Корея – эта-то что?! На глазах всего мира дерзит Вашингтону, и тот ничего не может с ней сделать. И с колоритным филиппинским матерщинником Дутерте тоже. И даже с союзником по НАТО Эрдоганом, который, несмотря на все увещевания из-за океана, продолжает упромысливать курдов и дружить с Россией.

А мир поехал потихоньку дальше...

И вот уже мексиканцы дерзко «посылают» Трампа с его знаменитой стеной, и Южная Корея заколебалась, и европейцы в большом сомнении. Что если немцы всё же пренебрегут пресловутой «российской угрозой», достроят газопровод и американский газ окажется Старому свету на фиг не нужен? Далеко ли от такой ситуации до размышлений на тему: а так ли уж требуется сама Америка Европе? Или логичнее поверить Москве, что она не собирается ни на кого нападать?
Но даже если эти две проблемы удастся как-то избежать или решить, США никуда пока что не деться от третьей и главной своей проблемы. Да, это, по-прежнему самая мощная держава мира, но вся эта колоссальная мощь сейчас работает либо вхолостую, либо вообще против неё самой. И никогда это не было так очевидно, как сейчас, как перед, во время, и после саммита в Гамбурге.
Америка расколота. Причём не по избирателям, голосующих примерно поровну за республиканцев и демократов – это-то было всегда. Но сейчас к этому добавился катастрофический разлом в управленческом центре страны, который дёргает Америку из стороны в сторону в соответствии с представлениями разных команд, ни одна из которых не намерена уступать. В результате, решения президента и постановления конгресса взаимно блокируются, и движок государства работает вхолостую. Даже не так, тут уместна ещё более опасная метафора: мотор работает на пределе, да ещё и при вдавленной педали тормоза. Притом, что за руль деутся многочисленные желающих порулить. Даже Феррари последней модели при такой эксплуатации далеко не уедет.
Стоило Трампу хоть о чём-то договориться с Путиным, как его тут же заблокировали новыми санкциями в конгрессе, и движение встало. И так по всем вопросам, не только по российскому. О причинах подобного можно рассуждать долго.
Отметим очевидное: Америка «встала». Мир посмотрел на это, подождал, пожал плечами и поехал потихоньку дальше. Оглядываться на США сейчас, это значит тормозить вместе с ними. Времени на это нет.

1212

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии. Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если не зарегистрированы.