Мастер? Класс!

09:08 — 12.07.2017

У Елены Метелёвой из Кирова каждая вещь уникальна. Потому что лепит их вручную – без гончарного круга. И непременно с вдохновением. Но кошек и совушек – с особым.

У Елены Метелёвой из Кирова каждая вещь уникальна. Потому что лепит их вручную – без гончарного круга. И непременно с вдохновением. Но кошек и совушек – с особым.

Мастер? Класс!

09:08 — 12.07.2017

Проснувшись в то утро, неспешный Богородск впервые после затяжных дождей умылся солнцем.

— Это мастера, — просто объясняет прозрачную голубизну неба художник Галина Ядринцева. — У настоящего мастера очень мощная светлая энергетика. А посмотрите, сколько их сюда сегодня съехалось на ярмарку. Любую непогоду прогонят.

Признаться, мне эта версия нравится…

Случайные шедевры

А ещё мне определённо нравится памятник гончарам, установленный возле центра гончарного искусства. Увидела его и долго никак не могла отойти. Всё-таки глина, несмотря на свою хрупкость, энергетически очень сильный материал.

— Только вчера закончили монтировать, — улыбается, наблюдая за моей реакцией, Галина Ядринцева — одна из авторов сего творения. — Полгода наша семейная мастерская его делала. А до этого саму идею памятника ребята, гончары из богородского центра, лет пять вынашивали. Потом ещё год шла её доработка, создавался проект…

Нет, памятник чудный, эмоциональный, но больше шести лет на его создание — это круто.

— С керамикой вообще по-разному бывает, — начинает погружать меня в тонкости мастерства Галина. — Иногда, знаете, и шедевры бывают быстрыми, почти случайными. Это зависит от накопленного опыта. С каждым обжигом происходит открытие. Керамика в повторе нереальна в принципе, особенно в авторском исполнении. Когда с глиной работаешь, в какой-то момент понимаешь, что это не ты творишь, а через твои руки творит кто-то сверху. Хоть и говорят, что не боги горшки обжигают, но что-то в этом есть. И ещё наш постоянный соавтор, конечно же, печка. Всегда интересно, что она выдаст.

О технических и эмоциональных аспектах искусства Галина может говорить долго. Это не просто её жизнь — жизнь её семьи. У них настоящая династия гончаров, скульпторов, художников декоративно-прикладного искусства. И все они Ядринцевы — папа Леонард Тимофеевич, которому исполнилось бы 80, мама Татьяна Викторовна, сама Галина, её сестра Ольга, сын Александр и Ольгина дочка Ангелина.

Слоёное творчество

Я люблю приезжать в Богородск на ярмарку ранним утром. Когда участники презентаций районных поселений по случаю очередного дня рождения Берёзополья только располагаются. Ты словно заглядываешь за кулисы камерного по настроению, но в то же время многолюдного спектакля, видишь, как облачаются в костюмы, гримируются актёры. На остовы палаток нанизывают солнечные блинчики-смайлики, на шеи золотистых самоваров водружают массивные ожерелья из баранок, за столы к чайной церемонии усаживают бабу с дедкой — как настоящие, даром что куклы…

А чуть поодаль, вокруг фонтана, раскладывают свои изделия мастера. Вот выставляет причудливые баночки для кухонных надобностей Ольга Кочуева из Дзержинска. Каждая из них неповторима — декупаж и роспись обычные деревянные ёмкости способны претворить в произведения искусства. Однажды Ольга, юрист по образованию, решила распрощаться с законодательной казуистикой и с головой уйти в творчество. Спрашиваю, есть ли в её коллекции то, с чем жалко расставаться, и молодая женщина не раздумывая берёт в руки несколько баночек с декупажем:

— Вот с этими. Я хоть и делаю их постоянно, но это очень трудоёмкая работа. На каждой по 16 слоёв краски. Накладывается слой за слоем, потом начинается протравливание водой — ею эти слои стираются, в каких-то местах надо дотереть до первого слоя. Только тогда получаются такие цветовые переходы.

Кстати, 16 слоёв — это она сама придумала. Чаще всего такое наложение делают всего в два-три слоя. Но тогда и палитра рисунка выходит бедной, не то что у Ольги.

Упражнения с платками

Невольно притормаживаю у палатки, где мастерица одета в совершенно изумительную блузу. Что-то неуловимо знакомое есть в этом одеянии. Платки?

— Да, это всё — и блузы, и платья, и капюшоны — сшито из платков, — подтверждает Марина Саляева из Нижнего Новгорода.

А началось всё с того, что она стала шить жилеты и туники. Остававшиеся кусочки ткани другой бы выбросил, но только не Марина. Женщина решила делать из них орнамент на сумочках, тапках, бейсболках. Получилось просто, стильно и минимально затратно. Платья и блузы были следующим этапом. Так вчерашний учитель физкультуры открыла свою маленькую мастерскую и теперь упражняется на творческом поприще.

Обварить турку

Чёрные изделия из керамики смотрятся на фестивале белыми воронами — уж слишком необычны.

— Мы возродили старинный способ деревянного бескислородного обжига, — рассказывает представитель ещё одной династии гончаров Елена Щипанова из Балахны. — Обжигаем так, как это делали в XVI веке в селе Казариново Большеболдинского уезда Нижегородской губернии. Это авторская чёрнолощёная и обварная керамика. У нас печь стоит на улице, а обжигаем мы только дровами.

Так белая дивеевская глина чернеет насквозь.

К некогда известному во всём мире, но забытому способу муж Елены Васильевны обратился почти 30 лет назад — так родились и мастерская, и династия, и свой стиль в гончарном искусстве. Чёрные как смоль вещи вовсе не смотрятся мрачно — напротив, есть в них какое-то внутреннее достоинство. А я просто влюбилась в обварную турку с молочно-коричневыми разводами.

— Та же дивеевская белая глина в дровяной печке раскаляется докрасна и в тёплую воду окунается, — делится секретами мастерства Елена. — Получается всегда разный рисунок.

Цари приходят и уходят, а мастера остаются.

Галина Ядринцева

Алкоголь на службе у искусства

Рядом с пёстрой хохломой и городецкой росписью полхов-майданская смотрится непривычно. И по-особому ярко.
— Немного нас осталось, тех, кто ею владеет, — вздыхает Полина Юртова из села Полх-Майдан Вознесенского района, села матрёшечников, как его ещё называют знающие люди. — Когда-то фабрика была, я на ней мастером работала, а теперь нет. Ладно хоть у меня из старых запасов краски остались — ещё те, прежние, которые яркость дают. Сейчас таких не купишь. Они в порошке, а разводим мы его исключительно на водке.

Полина в подробностях рассказывает, как расписываются их полхов-майданские сувениры. Сначала деревянную заготовку нужно пару раз крахмалом «облизать», потом обычным ученическим пёрышком (помните такие?) контур нарисовать и уж только потом — краской. Такие рисунки не только таланта, но и усидчивости требуют, поэтому молодёжь не сильно прикипает к старинной росписи.

— Правда, — говорит Полина, — у нас там человек открыл предприятие, станки поставил, хочет возобновлять полхов-майданскую роспись. Молимся, чтобы у него получилось. Только вот художниц настоящих почти не осталось…


Мастера говорят, что в керамическом братстве нет подводных камней. Глина — живой материал и не терпит фальши в отношениях и насилия над собой. Она, когда её не насилуешь, прочищает человека.


Когда находишься в центре праздника, хочется стать его участником. Не смог себе отказать в этом удовольствии и депутат Заксобрания Игорь Тюрин.

Фото автора.

258

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии. Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если не зарегистрированы.