Детектив в стиле ретро

08:00 — 21.06.2017

Детектив в стиле ретро

Автор фото: Николай Свечин

Детектив в стиле ретро

08:00 — 21.06.2017

Нижегородский историк и публицист Николай Свечин (Инкин) сегодня один из самых популярных авторов России. Приключениями его сыщика Алексея Лыкова зачитываются миллионы читателей. Сейчас писатель работает над очередным романом, замыслом которого поделился с читателями «Нижегородской правды».

Раскрыть ли банду?

– Так о чём же он будет, роман «Банда Кольки-куна»?

– Это рассказ о банде бывших военнопленных Русско-японской войны, о том, как они в1905–06 годах орудовали в Петербурге. Эти люди воевали, потом попали в плен – и после уже перестали чего-то бояться. Они – крестьяне, и мечтают сделать страну крестьянской, где не будет бар и господ. А так как сами они из народа, то дружат с населением, поэтому полиции с ними справиться очень сложно. В общем, поймать банду, которую боится даже полиция, почти невозможно. Но Лыкову поручают это сделать. Познакомившись с «бандитами», он видит, что перед ним – нормальные мужики, и ему их ловить совершенно не хочется… Вот такая история. Дальше рассказывать не буду. Чем всё закончится, вы узнаете, прочитав мою книгу.

– Когда вы планируете выпустить её в свет?

– Скоро. Я долго к этой теме подбирался, тянул два с лишним месяца, так что приходится ускоряться и навёрстывать время. По договоренности с издательством я должен писать по три книги в год, так что времени осталось совсем немного.

– Иногда писатели планируют написать одно, а выходит совершенно иное, герои их словно уводят за собой, меняется название и концепция. Вы объявили название романа, написав первые страницы. Значит ли это, что оно точно не изменится?

– Я никогда не меняю названий. А вот какие-то сюжетные линии могут измениться. Набрасываю некий скелет книги, а когда он обрастает «мясом», появляются новые идеи. Бывает, судьбы людей круто меняются. Этим и интересна профессия писателя. Помните знаменитую фразу Льва Толстого: «Анька-то моя под поезд бросилась!» Так что иногда в твоём романе появляется нечто такое, чего и сам не ждал.

Качество и историческая насыщенность – главное преимущество моих книг.

История России – самое сильное моё увлечение.

Прототип вместе с героем

– Действительно ли у вашего Лыкова был прототип из нижегородских сыщиков?

– Такой человек был бы невозможен не только в Нижнем, но и Петербурге и в Москве. Он слишком неуязвим, и в этом главный вымысел. Но тот Лыков, который переехал в Петербург и стал служить в столице, и правда имеет прототип. Это Василий Иванович Лебедев, бывший начальник Московской сыскной полиции. До 1908 года в России не было органа, который бы командовал всеми сыщиками, и именно Лебедев его создал – 8-е делопроизводство Департамента полиции. Я уже ввёл его в некоторые свои книжки, и они бок о бок с Лыковым там действуют.

– А как появился сам Лыков, чем вас так заинтересовала эпоха XIX–XX- веков?

– Давным-давно мне захотелось написать книгу «Записки квартального надзирателя» – показать повседневную жизнь обывателей, происшествия, мелкие преступления. Потом я понял, что в квартале ничего интересного не произойдёт, и расширил масштаб: взял Нижний Новгород и ярмарку. Написал сдуру, совершено ни о чём не задумываясь, и оказалось, что это интересно читателям. Это был мой первый опыт, сейчас я вижу, что он литературно слабый, но из него всё и вышло. В итоге получилась сага Свечина о сыскной полиции всей России.

– Кстати, почему для публикации романов вы используете псевдоним, и почему Свечин?

– Я не хотел светиться под своим именем, хотел назваться Арсентьевым, в честь своего деда, который пропал без вести. Но оказалось, что такой псевдоним занят, пришлось искать что-то другое. Так я стал Свечиным. Короткая, спокойная фамилия, к тому же – дань уважения знаменитому военачальнику, генералу Александру Андреевичу Свечину, очень достойному человеку, историю жизни которого я рекомендую прочесть всем.

– А кого из писателей детективов вы цените как читатель?

– Мне нравится Рекс Стаут: когда я устаю, нет лучшего отдыха, чем его почитать. Нравится неспешность Жоржа Сименона, а из современных авторов очень люблю Акунина.

– А что вы чувствуете, когда вас с ним сравнивают?

– Раздражение. Мы совершенно разные, и это хорошо: читателям нужны самобытные авторы, а не толпа эпигонов.

Путешествие… по карте

– Ваши книги изобилуют историческими фактами. Какие источники вы используете для передачи историзма в ваших книгах? Один из наших читателей рассказал, что, когда прочёл ваш «Мёртвый остров», вспомнил, что в детстве читал Власа Дорошевича, книгу «Сахалин, каторга».

– Конечно, я читал и Дорошевича, и Чехова, мемуары, хорошие научные монографии и старые путеводители. Для меня всё начинается с карты. Я нахожу карту того времени, в котором живут мои герои, – Тифлиса, Ташкента, и прессу тех лет. Газеты лучше всего передают дух времени, и при работе над каждой книгой я собираю множество интересной информации. И уже с картой еду, чтобы представить на месте, как всё было.

– У ваших романов очень широкая география. Кажется, что вы и вправду побывали во всех тех местах, что описываете. Неужели в каждом из городов вы шли в архив и искали документы для воссоздания эпохи?

– Я не был ни в Ташкенте, ни на Сахалине, ни в Дагестане. А вот Тифлис, Петербург, Москву, Варнавин я обошёл со старинной картой в руках. Только так можно избежать ляпов. Вот сейчас меня ждут в Казани, в центральной библиотеке и в архиве. Теперь, когда моё имя стало известно, оно открыло мне доступ в архивы, и работать стало проще.

Хурма под коньяк

– Один из читателей просил передать вам спасибо за идею – закусывать коньяк спелой холодной хурмой. Мы передаём и интересуемся, откуда взялось такое сочетание?

– Как и все писатели, я своему герою приписал собственную привычку. Николай II ввёл в моду закусывать коньяк лимоном, и вся Россия до сих пор закусывает лимоном. А мой совет – ледяная переспелая хурма – та, что растекается на ладони. Это моё собственное изобретение, и все, кто пробовал, остались довольны. Оказывается, и читатели приобщились…

– А каким вы видите своего читателя?

– Любящим историю. Детективные загадки у меня несложные, главное в моих романах – история. Я хочу создать энциклопедию русской жизни. Конечно, я дилетант от истории и вплетаю факты в вымысел, но стараюсь, чтобы этих «швов» не было видно. Пока историки на меня внимания не обращают, но есть читатели, которые пишут про мои ошибки. Но ошибки есть у всех! У меня, пожалуй, меньше, чем у других моих коллег, авторов исторических детективов. Разумеется, историю Тифлиса я знаю куда хуже, чем историю своего города. Но стараюсь ошибок не допускать.

– Иногда вас критикуют за недосказанность…

– Я специально оставляю читателю возможность дальнейшего погружения в историю, чтобы он пошёл в архив, в библиотеку, нашёл там ответы на оставшиеся у него вопросы. Я буду счастлив, если мои книги дадут толчок, станут для читателей стимулом к самообразованию, и они лучше узнают свой город, свою страну.

– Как вы относитесь к аудио-книгам по своим произведениям?

– Я их практически не слушал. Меня коробят неправильные ударения, не те интонации. Я пишу книги для читателей, а не для слушателей. Причём таких, которые читают бумажные книги, чтобы листы шуршали. Я верю в важность тактильного общения с книгой. Но это дело вкуса.

– Какую бы рекомендацию по продвижению вы дали тем писателям, которые только начинают свой творческий путь?

– Совет один – не спешить печататься. Не отдавать в издательство сырой товар. И не бояться отказов от издательств. Тогда вы добьётесь успеха.


Теги: Культура

2678

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии. Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если не зарегистрированы.