Что принесёт России эпоха нелинейной дипломатии

08:01 — 07.06.2017

Владимир Путин па встрече с руководителями крупнейших иностранных компаний и деловых ассоциаций во время ПМЭФ-2017.

Владимир Путин па встрече с руководителями крупнейших иностранных компаний и деловых ассоциаций во время ПМЭФ-2017.

Автор фото: kremlin.ru

Что принесёт России эпоха нелинейной дипломатии

08:01 — 07.06.2017

Для российской дипломатии наступают хорошие времена. Мир перестал быть одномерным, границы утратили чёткость, а понятия однозначность. Прежние союзы распадаются, взамен формируются новые коалиции, где каждый и не друг, и не враг, а так – временный партнёр по конкретному делу. Мировое политическое пространство искривляется, складываясь в немыслимые прежде формы. Настолько хрупкие и неустойчивые, что никто не может предугадать развитие событий, не то, что на десять или пять лет вперёд, но даже и на год, и на месяц.

Всемирное кольцо безвластия

Почему это для России хорошие времена? Потому что раньше было хуже. Труднее. Тяжелее. Ещё совсем недавно кольцо врагов и противников казалось безнадёжно прочным и безупречным, и вот – оно начинает распадаться на глазах.
Нет, не Россия его разламывает, хотя, надо признать, что стойкость и непоколебимость Москвы сыграла в процессе свою роль. Но главная причина во внутренних противоречиях. В усталости материала, если оперировать терминами из физики металлов.
Внутренние процессы подтачивают враждебные нашей стране союзы и коалиции. Составляющие их страны теряют силу, а с ней и воинственность. Раздражение на ближайших союзников и партнёров начинает перевешивать опасения в адрес России, приоритеты меняются и вдруг становятся возможными вещи ещё год назад казавшиеся немыслимыми.
Свежайший пример – атака на Катар Саудовской Аравии с союзниками. Формально, у России нет интереса в этом деле, о чём и было официально заявлено на самом высоком уровне. На деле же эта ссора (особенно, если она не утихнет, а продлится) открывает заманчивые перспективы. Не говоря уже о том, что просто приятно наблюдать за неразберихой в стане врагов.
И Катар, и Саудовская Аравия к ним относятся. Оба государства финансировали различные исламистские террористические группировки, воюющие на Северном Кавказе, из числа тех, что устраивали теракты в разных городах России. Именно эти страны накачивали экстремистов финансово и идеологически, оказывали им информационную и политическую поддержку.
В сирийской кампании Россия так же противостоит различным террористическим группировкам, одни из которых поддерживает Саудовская Аравия, другие – Катар. И Башара Асада стремятся свергнуть и Доха, и Эр-Рияд, и проложить газопровод через Сирию и Турцию в Европу тоже. Казалось бы, нет поля для манёвра…
До недавнего времени.

Взрослых игрушек на всех не хватает

Но Катар начал свою игру и Эр-Рияду это не понравилось. Саудовский королевский дом обоснованно считает себя лидером исламского, или, по крайней мере, суннитского арабского мира. И его дико раздражал маленький, но под завязку набитый долларами эмират, который тоже захотел побаловаться с взрослыми игрушками и начал создавать свои отряды и зоны влияния по всему региону и за его пределами.
В итоге сложилась парадоксальная ситуация. Против Катара выступила не только Саудовская Аравия, с которой у России не самые тёплые отношения, но и Египет, с которым наоборот «мир, дружба и жвачка». Каир не собирается конкурировать с Дохой за влияние в арабском мире, но египтяне до сих пор не могут простить катарцам поддержку «Братьев-мусульман» и их ставленника Мурси. Логично было бы поддержать союзника.
Но как уже было сказано, искривление пространства создаёт причудливые формы взаимодействия. Да, с одной стороны Катар финансирует «Братьев-мусульман» и прочих экстремистов. С другой, он явно настроен не портить отношения с Ираном, а укреплять их, что России, в общем-то, скорее выгодно. Любой разлад в стане антииранской коалиции снижает вероятность возможной войны, которая ни России, ни тем более Ирану сейчас совершенно ни к чему.
У Катара совместные интересы с Ираном в газовой сфере, он не хочет воевать. Более того, это государство пошло на то, что смягчить свою позицию в отношении Хезболлы и ХАМАС, проиранских группировок, воюющих на стороне Асада, что тоже на руку России. А ещё есть Турция, которая, как и Катар, соперничает с Саудовской Аравией за влияние в регионе.
Эрдоган и Кю тоже поддерживают «Братьев-мусульман», что приводит их в стан ситуативных союзников Катара. В то же время это и та самаяТурция, которая являясь членом НАТО, собирается укреплять свою ПВО российским оружием. (Контракт на поставку С-400 официально не подтверждён, но пресса пишет об этом, как о деле решённом). И на чьей стороне играть здесь России?
Прелесть в том, что можно это делать на всех шахматных досках разворачивающейся игры. Москва уже не кидается безоглядно на поддержку и защиту всех «союзников» и не собирается рвать всех отношений с «врагами». Ситуация меняется быстро, прежние союзники становятся противниками, противники переходят в разряд партнёров. Да, ситуативных, но...
Роскошь времени и масса вариантов
Россия оказалась прилежной ученицей, мы усвоили урок, что союзники и противники меняются, а национальные интересы остаются неизменными. Асад сейчас союзник, и Москва его поддерживает, но не ради имярека как такового, а исключительно из-за своих национальных интересов. И если они потребуют ухода Асада, Россия, не колеблясь, предложит ему это сделать. На таковой вариант в Москве уже не раз прозрачно намекали.
Турция сбила российский военный самолёт, и, вроде бы, должна была стать однозначным врагом. Но Москва проявила выдержку и хладнокровие, и удержала ситуацию под контролем. Теперь у Турции куда более напряжённые отношения с союзниками по НАТО, а значит Анкара готова договариваться с Москвой и даже Тегераном о формировании общей политики в Сирии.
Это ещё не союз, противоречия ещё слишком большие. Но ситуативное совпадение интересов позволяет договариваться о совместном достижении общей цели.
Именно России, гораздо менее скованной формальными союзами и обязательствами, проще и удобнее сейчас договариваться с внешними игроками, чем любой из западных стран, намертво схваченных обязательствами альянсов. Даже США повязаны обязательствами в рамках НАТО настолько прочно, что все попытки Дональда Трампа как-то ослабить эти путы и приобрести чуть большую свободу действий (например, с Россией) ни к чему не приводят. Может, Трампу и кажется, что с Россией дела сейчас вести выгоднее, чем с Европой, но он не может себе позволить выйти за рамки проложенной колеи.

Роскошь времени и масса вариантов

Казалось бы, Россия ни в коем случае не заинтересована портить отношения с Украиной и всегда должна угождать своему юго-западному соседу, в том числе и в память о былом братстве. Концепция оказалась несостоятельной. Россия пережила разрыв, и по итогам оказалась даже в выигрыше. Ситуация ещё изменится, и та же Украина ещё попросится обратно. Вот только условия дружбы будут теперь жёстче.
Россию больше не разведёшь на киселе «славянского» или «православного» братства, страна больше не станет кидать в эту топку людей и деньги, раз за разом обнаруживая как через несколько лет спасённые и облагодетельствованные переходят в стан противника. Любая дружба теперь только за наличный расчёт, исключительно по взаимным интересам. Мало теперь приехать в Москву и поклясться в «вечной любви», надо предложить взамен что-то конкретное и существенное. Хотя и необязательно материальное.
Новый президент Молдовы может быть сколько угодно «пророссийским», но денег ему Москва просто так не даст. И даже вино пустит обратно на рынок с оговорками, и только в обмен на сопоставимые уступки. И снисходительность в отношении украинских «небратьев» закончилась, и Сергей Лавров обещает ответные меры в случае введения визового режима.
Россия научилась ориентироваться в сегодняшнем мире, и делать это быстро. Очень полезное качество и конкурентное преимущество. Идейная аморфность сегодняшней России могла быть проблемой, а стала преимуществом. Главный критерий – интересы безопасности и/или финансовой выгоды, как для страны в целом, так и для граждан в частности.
Это очень удобно, это позволяет работать практически со всеми. Американцы не могут договариваться с Ираном и Северной Кореей исключительно по идеологическим ограничениям; у России таких ограничений нет. Если Саудовская Аравия и Катар прекращают спонсировать террористов, Москва может, как показывает практика, договориться и с ними. Например, по стабилизации нефтяных цен. И с Соединёнными Штатами России готова общаться– при условии учёта своих законных интересов. Да даже с Украиной.
Но не сейчас. Попозже. В отличие от некоторых, у России есть роскошь времени и масса вариантов. Время нелинейной дипломатии и политики дарит.

1218

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии. Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если не зарегистрированы.