Светлана Тюльпанова: Мечтаю сыграть шепелявую дурочку

08:00 — 31.05.2017

Светлана Тюльпанова: Мечтаю сыграть шепелявую дурочку

Автор фото: Фото Татьяны Тощевиковой и из семейного архива Светланы Тюльпановой

Светлана Тюльпанова: Мечтаю сыграть шепелявую дурочку

08:00 — 31.05.2017

Хрупкая девушка с огромными глазами, нежная мать четверых детей может в мгновение ока превратиться в героиню с горящим взором, пронзающую шпагой врага. Недавно Светлана Тюльпанова, актриса театра «Комедiя», стала лучшей на Международном фестивале сценического фехтования «Серебряная шпага».

Север и индийские танцы

А началась эта история в суровом северном краю – в Воркуте. Папа Светланы служил там в армии, а мама приехала на учёбу в шахто-строительный техникум. Встретились, поженились, родилась дочка Светочка…

– Я всегда была очень бойкая, – рассказывает Светлана. – С первого класса занималась художественной гимнастикой, стала кандидатом в мастера спорта. Ездила на сборы. А в шестом классе решила стать актрисой.

– Почему не олимпийской чемпионкой, к примеру?

– Любовь к театру возникла из любви к индийским фильмам. Я пересматривала их по сто раз, танцевала индийские танцы, даже пыталась выучить хинди. Так и появилась мечта стать актрисой. Брала частные уроки у актёра воркутинского драматического театра. Два года тщетно поступала в театральные вузы Москвы и Санкт-Петербурга, а в итоге поступила на режиссёрское, в культпросвет на Бору. И с его красным дипломом поехала в Арзамас.

Едина в пяти лицах

– Чем же встретил вас «тихий городок в садах»?

– Моя карьера началась в ТЮЗе. Театр только открылся, была нехватка кадров, и меня сразу взяли на должности актрисы, помощника режиссёра, завтруппой, реквизитора и балетмейстера! Было тяжело, но я справилась. Потом ТЮЗ слился с драмтеатром, и с ролей в сказках, которых я переиграла бесчисленное количество – от Красной Шапочки до Розы и Змеи в «Маленьком принце», – я перешла на взрослый репертуар.

– Какая роль стала самой важной?

– Катрин в «Мамаше Кураж и её детях» Брехта. Это одна из моих лучших ролей. Для того чтобы сыграть немую, брала уроки у глухонемых. И спектакль «Муки ада», где я впервые взяла в руки самурайский меч. Эта роль была мне близка – как спорт­сменка я люблю всякого рода сценическое движение, пластику. Я даже собиралась поступать в аспирантуру на педагога по сценическому движению в институт имени Щукина, но тогда у меня не было высшего образования, а я об этом не задумалась. Выучила наизусть Станиславского, перелопатила всю литературу по этой теме, приготовила огромный доклад… В итоге поступила в Екатеринбургский театральный институт. Училась у ученика Товстоногова Вячеслава Анисимова. Но когда окончила институт, у меня уже подрастали детки, так я в Щуку и не поехала.

– Но ещё не поздно!

– Мне многие об этом говорят, но, кажется, сил уже не хватит. Так что осталась несбывшаяся мечта. Хотя кто знает!

Быть ли стервой?

– Как вы решились покинуть театр и поехать в Нижний?

– В Арзамасском ТЮЗе я встретила Игоря Михельсона, который стал моим мужем. Мы оказались в театре самыми успешными молодыми актёрами, на нас строили репертуар, мы играли все главные роли, но хотелось большего, и мы уехали в Нижний за нашим любимым режиссёром Павлом Мясниковым, который позвал нас в театр «Вера». Но и там нам чего-то не хватало. Пришла я как-то в театр «Комедiя» на спектакль «Сон в летнюю ночь», и он оказался судьбоносным. Я поняла, что хочу в этот театр. Всё во мне перевернулось. Это был шок. Я не могла ни есть, ни пить, ни спать. Стала уговаривать Игоря, притащила его на спектакль… И вот мы в театре «Комедiя».

– В театре комедии вы чувствуете себя дома?

– Игорь стал ведущим актёром театра, я не прогадала, хотя у меня всё складывается потише. Женщине приходится выбирать: либо карьера, либо дети. Для меня на первом месте семья. Я пришла в театр, через год ушла в декрет, а потом... опять ушла в декрет. Естественно, многое упустила – уже давали роли в спектаклях, которые с успехом идут до сих пор. Так что сегодня ролей у меня не так много, но это мой выбор, о котором не жалею.

– Вы великолепны в спектакле «Прощальные гастроли». Насколько он отражает жизнь актрис?

– Там вымысла нет совершенно! Драматург писал это для своей жены, актрисы Ирины Муравьёвой. Это реальная история про нашу жизнь, разве что четыре актрисы, любящие одного режиссёра, могут быть вымыслом… А может, и нет.

– А надо ли быть в театре такой стервочкой, как ваша героиня?

– Лично я не могу идти по трупам. Даже странно, что мне попадаются такие роли – «волевая, сильная, решительная». И в «Доме Бернарды Альбы», и в «Прощальных гастролях», и в премьере «Любовь премиум-класса». Такой меня видят режиссёры – один и тот же типаж, просто другой текст, другой костюм, другой грим. А я сижу и думаю: ну когда же мне дадут сопливую шепелявую дурочку сыграть!

– Неожиданная мечта. А о чем вы ещё мечтаете?

– Сыграть Жанну Д’Арк. И Дон Жуана в пьесе «Тогда, в Севилье» Самуила Алёшина. В его версии Дон Жуан – женщина. Представляете, когда я уехала из Арзамаса, там поставили этот спектакль!

Страсть к оружию

– Так вот она откуда – любовь к шпаге! Как вы решились участвовать в фестивале?

– Дима Заботин пришёл в наш театр, будучи профессиональным фехтовальщиком, и на фестивале «Серебряная шпага» в 2012 году получил этот приз за лучший бой за номер «Графиня де Монсоро». Я посмотрела его в записи и загорелась. Не думала ни о каком фестивале, хотелось просто овладеть шпагой.

– Так это не он вас соблазнил?

– Наоборот, я – его! Страсть к холодному оружию у меня с детства. Откуда – загадка. Может, башкирская родословная виновата – я наполовину башкирка. Плюс обожаю историю и исторические фильмы. Ещё в Арзамасе мы делали отрывок, где я дралась с четырьмя партнёрами одновременно. И вдруг провидение посылает мне Диму. Со шпагой в руке он просто бог! И я попросила его со мной позаниматься. Мы начинали с азов. Я съездила на «Серебряную шпагу» как зритель, вдохновилась. Потом взяли отрывок для капустника. И где-то в октябре Дима предложил мне участвовать в фестивале.

– Почему вы выбрали для выступления фрагмент из «Учителя фехтования?»

– Мы хотели взять «Опасные связи», но наш друг Андрей Паньшин, который также очень любит фехтование, предложил нам «Учителя фехтования» и этим принёс нам удачу.

– Как же мечта стала реальностью?

– Я мечтала просто попасть на фестиваль, а там появилась цель – что-то завоевать. Мы выступали в десятом часу вечера – перебоялись, переволновались, перегорели. Уже был свет немил. Казалось, вся тяжесть мира пала на наши плечи. Даже губы ссохлись, и для каждой фразы на сцене приходилось их разлеплять. Восемь минут выступления стали вечностью. А когда мы попали в восьмёрку сильнейших, захотелось победить. Это была битва! Я получила главную номинацию и плакала… от того, что всё сделал Дима. Это наша общая победа, а приз достался мне.

– А если он заново позовёт вас на фестиваль на следующий год?

– Ой… Мне надо очень сильно подумать на эту тему: готова ли я пойти на такие жертвы? Я чуть не рассыпалась там, на фестивале. Дима говорил: «Выйдешь со сцены и рассыпайся». Да и в плане семьи слишком много времени на это уходит. Увидим. Может, просто нужно время отдохнуть?


Таким увидели номер–победитель «Серебряной шпаги» нижегородцы на закрытии сезона театра «Комедiя»


Теги: Театр, Культура

2627

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии. Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если не зарегистрированы.