Власть перехватывает у оппозиции антикоррупционную повестку

08:00 — 26.04.2017

Власть перехватывает у оппозиции антикоррупционную повестку

08:00 — 26.04.2017


Я хочу, чтобы было либо меньше коррупции, либо больше возможностей участвовать в ней.
Эшли Брильянт.

На фоне широковещательных выборных и предвыборных европейских кампаний, незаметно, тихой сапой, стартовала кампания российская. До выборов президента России чуть меньше года, и все основные участники уже стартовали. Вот только не все это заметили.

Главная тема

На удивление мало привлекла внимание прошедшая в понедельник встреча Владимира Путина с главами палат парламента и Советом законодателей. На первый взгляд, рутинное бюрократическое мероприятие. Скорее даже протокольное, приуроченное ко Дню российского парламентаризма. Ничего интересного. Но это лишь на первый взгляд. Вчитавшись в стенограмму встречи, обнаруживаешь там много интересного. В частности, тему борьбы с коррупцией.

Она поднимается часто и много, на разных совещаниях и заседаниях. Но тут важен контекст. Путин специально полетел в Петербург, прихватив с собой депутатов и сенаторов, и перед общей встречей отдельно обсудил борьбу с коррупцией с их руководителями — Валентиной Матвиенко и Вячеславом Володиным.

Зачем это было нужно делать? Практическая разработка коррупционеров ведётся силовыми органами в ежедневном режиме, законодательное обеспечение этой работы осуществляется в Кремле.

Но Матвиенко руководит сенаторами, Володин — депутатами, которые скоро отправятся по своим регионам. Где начнётся подготовка к предвыборной кампании. Главную тему, которой как раз и задали на прошедшем в Питере совещании, и, очевидно, попросили парламентариев проконтролировать на местах.

Слово президента

Почему именно это совещание по борьбе с коррупцией стоит рассматривать в предвыборном контексте? Потому что президент сам к этому призвал.

«Нужно различать тех, кто действительно хочет это (бороться с коррупцией — авт.) делать и действительно укреплять государство, и тех, кто пытается использовать это как инструмент в своей собственной политической борьбе для саморекламы», — заявил Владимир Путин.

«Это мы проходили, это мы видели и на примере так называемой арабской весны, во что всё это превратилось, мы знаем хорошо; это мы видим на примере той же Украины, — продолжил президент. — С чем, с какими основными лозунгами выходили те, кто совершил госпереворот? Один из них — это борьба с коррупцией. Чем закончилось? Многократным ростом этой самой коррупции.

Те люди, которые приезжают с Украины с сожалением говорят об одном и том же: раньше требовали откат в 50 процентов, теперь в 75 процентов. Вот вам во что выродилась борьба с коррупцией на самом деле, когда она используется исключительно как инструмент политической борьбы для каких-то кланов или конкретных лиц».

Намёк вполне понятен, предостережение вполне конкретно. В Кремле урок выучили, и надеются, что в народе тоже.

Выборы — выборами, призывы — призывами, но замутить очередную смуту под антикоррупционными лозунгами по украинскому сценарию в России не выйдет. Во-первых, всё это плохо кончится, предупреждает президент. Избиратели, кажется, тоже догадались, что современные революции ведут лишь к смене одних жуликов на других, при общем росте насилия, беззакония и воровства.

А во-вторых, власть действительно выучила уроки. И не собирается отдавать антикоррупционную повестку оппозиции. Особенно в предвыборный период.

Обратный эффект

Никто не собирается пускать тему на самотёк и давать оппозиции лишние поводы для обвинений. «Напротив, — призвал президент законодателей, — мы должны активно с этим (коррупцией — А.Л.) бороться, и, чтобы различные авантюристы не использовали это в своих целях, мы должны показать людям и обществу, что государство само в состоянии бороться эффективно, и делает это, и будет делать дальше».

Намёк на «различных авантюристов» вполне прозрачен. Навальный может быть доволен, его деятельность приняли во внимание. На самом высоком уровне.

Но плодами этой деятельности ему воспользоваться не удастся. Громкие разоблачения и антикоррупционные расследования — это, конечно, хорошо, это мобилизует известную часть экзальтированных граждан. Но практического толку от этого — чуть, в отличие от антикоррупционной деятельности ОНФ, по представлению которого снимают губернаторов и отменяют многомиллионные сделки.

Региональные чиновники стали скромнее, это точно. Люксовые автомобили и золотые пепельницы с сайта госзакупок исчезли полностью. Теперь начнётся работа посложнее — с чиновниками федерального уровня и менеджерами госкомпаний.

Навальный будет сильно обескуражен, когда в ближайшие месяцы пойдут отставки и аресты весьма высокопоставленных чиновников по обвинению в коррупции. А они пойдут, Путин и на это намекал. Слушающий да услышит.

Дело не только в выборах, дело в серьёзном обновлении и очищении госаппарата. Оно и так идёт, но чуток прибавить скорости и усилить звук на предвыборный период — кто же откажется?

Расставаться с приятными обычаями тяжело, но с властью ещё тяжелее. А если не умерить коррупционные аппетиты, так и случится. И не факт, что властью всё ограничится. Многим высокопоставленным чиновникам потеря власти грозит потерей богатства и свободы.

В Кремле это прекрасно понимают, и давят на всю управленческую элиту, готовя её к самоограничению. Зарвавшихся будут просто сажать, остальных попросят поделиться и не дразнить народ блестящими цацками и барскими манерами. Особенно в тяжёлые времена.

Навальный добился своего, он встормошил элиту. Но, напугав власть призраком очередного майдана, он добился эффекта, которого сам не ожидал и явно не хотел. Власть всерьёз взялась за устранение причин недовольства избирателей, одной из важнейших которых является коррупция.

Вместо антикоррупционных расследований Навального скоро все будут обсуждать антикоррупционные дела Генпрокуратуры и Следственного комитета. Этой картой воспользоваться майданной оппозиции в России уже не удастся.


Теги: Политика

1481

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии. Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если не зарегистрированы.