Мы тоже победили

08:00 — 26.04.2017

Константин Щукин, бывший работник колхоза имени Челюскинцев Балахнинского района

Мы тоже победили

Автор фото: Николай Бравилов, Наталья Ермакова. Коллаж Людмилы Андерсон

Мы тоже победили

08:00 — 26.04.2017

Константин Щукин, бывший работник колхоза имени Челюскинцев Балахнинского района

В мае 1941-го я закончил четыре класса начальной школы. Домой с мальчишками шли радостные. Мечтали, как отдохнём летом, а потом опять все вместе – в пятый класс. Но 22 июня перечеркнуло все наши планы. Отца и братьев забрали на фронт, а я осенью вместо школы пошёл работать в колхоз. Столько лет прошло, а до сих пор помню себя тем мальцом из грозной дали…

Мой орлик

Сначала мне поручали лёгкие работы: подавать снопы к молотилкам, пасти скот, пропалывать грядки. Конечно, силёнок и на такое с трудом хватало. Но я не роптал. Знал, что фронту помогаю.

А летом 42-го мне доверили работать на Орлике. Это был крепкий упитанный жеребёнок двух лет от роду. Спозаранку придя на конный двор, сразу бежал к его стойлу. Он сам выходил навстречу и подставлял голову для узды. Знал, шельмец, что в кармане у меня припасены для него корочка хлеба и морковка. Напоив коня, надевал на него сбрую и запрягал в телегу. Весной, как только позволяла погода, мы отправлялись пахать, боронить, зимой возили на санях сено с лугов, что под Балахной, дрова из леса, навоз и торф на поля. Орлик оказался достойным напарником. Все тяготы тыловой жизни переносил молчаливо и спокойно. Иногда казалось, что и он понимает: чем больше мы будем трудиться, тем скорее придёт победа.

Чутьё не подвело

Говорят, великому завоевателю Чингисхану его конь не дал погибнуть в жаркой пустыне. А мой Орлик спас меня в стужу в чистом поле. Зимой 43-го нам поручили отвезти заболевшего односельчанина в городскую больницу. С утра погода была хорошая. Тихо. Небольшой морозец. Но, когда оставив больного в приёмном покое, поехали обратно, ветер усилился, пошёл снег. Я едва стоял на санях – боялся, что снесёт. Весу-то всего килограммов сорок. Тулупчик продувало насквозь, ни ног, ни рук не чуял. А до дому ещё километров шесть, не меньше.

До сих пор вспоминаю Орлика, нашу дружбу и поле, где мы, деревенские, насмерть держали оборону. Трудовую.

Когда же Орлик сбился с пути и стал петлять, совсем отчаялся. Угодим в овраг – уже не выберемся. Но мой верный друг упорно шёл вперёд, каким-то чутьём «увидев дорогу ногами» – про лошадей так говорят. И вдруг остановился. Да не в поле, а у невесть откуда взявшейся избы. Меня впустили в дом, отогрели чаем, растёрли озябшие руки и ноги, Орлика напоили и накормили. Здесь, у добрых хозяев, мы и заночевали. Домой вернулись утром. Мама кинулась мне на шею. А я сказал: «Лучше Орлика обними. Это он нас спас».

А летом 43-го моего коня призвали на войну. Комиссию он прошёл без единого замечания. Приёмщица так и сказала: «Хорош по верха». Он действительно был хорош, и не только «по верха», мой надёжный друг и великий труженик.

Выжил ли мой конь или сгинул на дорогах войны вместе с новым хозяином, не знаю. Но думаю, он был настоящим солдатом. За новой лошадью, уже более почтенного возраста, я тоже хорошо ухаживал. Но полюбить её, как Орлика, не смог…

Незаметные герои

Про победу мы узнали в поле. Боронили вручную посеянный овёс. Вдруг видим – по дороге полуторка мчится, а в кузове мужик стоит, за кабину держится и кричит: «Война кончилась!» Мы бегом в контору. Народу там уже собралось немало. Кто смеётся, кто плачет от радости. Представитель райкома поздравил с победой и разрешил по такому случаю после обеда в поле не выходить. Но мы всё равно вернулись. Сев-то не отменишь.

В пятый класс вечерней школы я пошёл в 1945-м, уже работая на заводе. Шесть лет за партой, а потом ещё столько же на вечернем в политехническом. Когда после войны мне медаль «За доблестный труд» вручали, помню, подумал: «Жаль, Орлику не дали». Мы ведь оба с ним незаметные герои. Тех, кто в тылу трудился, теперь, кажется, так называют. Хотя Владимир Путин ещё в первый срок своего президентства говорил, что надо бы и нас к участникам войны приравнять. А в Самаре, слышал, даже памятник таким, как я, военным мальцам, поставили. С очень честной надписью:

«Война вас не считала за детей,

А Родина с вас спрашивала

строго».

Теги: Общество

181

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии. Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если не зарегистрированы.