Ольга Берегова: Мастера и Маргарита

08:07 — 29.03.2017

Ольга Берегова: Мастера и Маргарита

Автор фото: Георгий Ахадов

Ольга Берегова: Мастера и Маргарита

08:07 — 29.03.2017

В ней увидел Маргариту Роман Виктюк, она поразила зрителей своей Раневской в ТЮЗе, а потом сыграла её снова на сцене театра драмы, получив приз за лучшую женскую роль. Удивительную историю своей жизни звезда нижегородской сцены Ольга Берегова рассказала «НП».

Внучка врача

– Я хорошо помню детство в Костроме, – говорит она. – Родители были молодыми восторженными комсомольцами. Всё оставили и поехали в Тольятти – строить автомобильный завод. Поэтому воспитывали меня бабушка с дедушкой. Они очень меня любили. Золотые времена.

– Кем вы хотели стать?

– Врачом, как бабушка. Мы всегда с ней играли во врачей. У меня были настоящие шприцы и стетоскоп. Мне даже сшили белый халат. Все мои желания моментально исполнялись. Это было абсолютно счастливое детство. А потом начались суровые будни в Тольятти.

– Почему суровые?

– Родители начали там всё с нуля. Трудились иногда и в ночную смену, а я в пять лет стала ответственной за семью и новорождённого братика. Если не покупала молока, хлеба и колбасы, все оставались голодными. Мечтала быть балериной, смотрела по телевизору балет, про колбасу забывала. Однажды мама узнала, что открывается театральная студия. Мы пошли туда пешком, в метель, за несколько остановок. И началась у меня другая, волшебная жизнь. С благодарностью вспоминаю Наталью Сергеевну Ходову – первого моего режиссёра театра «Ровесник».

«Станешь знаменитой – вспомни»

– Почему вы поехали поступать именно в горьковское училище?

– Я и не собиралась. Подруга заявила, что едет поступать в театральное, и попросила поехать с ней в качестве поддержки. Мне и в голову не приходило, что можно дотянуться до звёзд и стать актрисой. Из жаркого Тольятти, в одних сарафанчиках, мы приехали в город, где не было родных и знакомых, зато был ужасный холод. Всё, что взяли «на сменку», надели на себя и начали искать ночлег. Где-то на Автозаводе нас незнакомые люди пустили переночевать. Утром поехали искать училище, зашли в Дом крестьянина – поесть, на кассе спросили, где остановиться. И кассирша нас направила к женщине, которая пускала дальнобойщиков. В то время все были святы, чисты и высокоморальны. Увидев нас, растерянных, с матрасом в обнимку, они освободили комнатку, а сами легли в коридоре. Такое абсолютное благородство. Кстати, сегодня мой дом стоит как раз на месте дома, в котором мы ночевали.

– Как же из группы поддержки вы превратились в студентку?

– Лена провалилась на первом туре, а я нет. И мне захотелось поступить! Она на меня обиделась и уехала, а я осталась. Одна. Почти без денег. Экономила на еде: стакан томатного сока и рогалик в день – весь рацион. А ещё я раздавила спинкой стула стекло хозяйского буфета. И мне не отдавали паспорт, пока не принесу стекло. А без паспорта в училище не попасть. Поехала на Бор, на стеклозавод. На вахте рассказала душещипательную историю про стекло, паспорт и училище, и мне посоветовали… пролезть через дыру в заборе и пойти в цех. Я так и сделала. Там меня накормили пирожками и дали стекло. Даром. Сказали: станешь знаменитой – вспомни. Вспоминаю! Особенно сейчас, когда у меня дача на Бору.

И вот я – студентка! Не могла снять квартиру. Аэропорт был почище Московского вокзала, и я ночевала там. Бывало, и на маньяков нарывалась. Но всегда помогали люди.

– Какие роли достались вам – самой юной на курсе?

– У нас был сильный курс: Наталья Лапина, Наталья Суркова, Александр Гронский, Саша Комракова, Ольга Калашникова. Сама не знаю, по какой причине, но я стала «героиней». Любил меня Валерий Семёнович Соколоверов, и Рива Яковлевна Левите жаловала.

Когда режиссёр в тебя верит, ты обретаешь крылья.

Магия театра

– Вы выбрали ТЮЗ. Почему?

– Меня приглашали в театр драмы, но я была влюблена в ТЮЗ и в его артистов. Умирала – хотела в ТЮЗ, к режиссёру Борису Абрамовичу Наравцевичу. Мне не надо было ни Питера, ни Москвы. И мечта сбылась.

– Какие из тюзовских ролей до сих пор живут в вашей памяти?

– Первое впечатление – спектакль Наравцевича по рассказам Чехова. Может, я и артисткой стала, чтобы Чехова играть… Стояла за кулисами и ловила каждое слово. Любовалась, как коллеги существуют на сцене. Это было потрясающе. Елена Фирстова, Леонид Ремнёв, Александр Усов, Людмила Павловская.

После смерти Наравцевича театр возглавил режиссёр Виктор Симакин. Он стал человеком, который сделал из меня актрису. «Завтра была война», «Принцесса Турандот». Мы оба начинали с нуля, и сложился такой замечательный альянс режиссёра и актрисы. Потом в театре наступила эра режиссёра Льва Белова, а для меня – эра взросления, понимания природы театра. Он подарил мне «Маскарад», «Свои люди – сочтёмся», «Тот, кто получает пощёчины». А жить на сцене любовью меня научил Александр Палеес, поставив «104 страницы про любовь», «Валентин и Валентина» и «С любимыми не расставайтесь». Он не был профессиональным режиссёром, но зрители платили ему за спектакли восторженными слезами.

– Многие мечтают сыграть булгаковскую Маргариту. Что эта роль дала вам?

– Единственный спектакль, в котором я работала с Романом Виктюком. Он – гений. Это подарок судьбы и удача. Великолепные партнёры: Котов, Демуров. Мистика, которая уносила в Космос. Много лет энергия этого спектакля вела меня по жизни. А потом в театр вернулся Симакин и подарил мне «Вишнёвый сад».

От Раневской до Раневской

– Часто режиссёры трактуют Раневскую как старушку, предающуюся мечтам. Как смог Симакин убедить вас, что Раневская молода, красива и действительно влюблена?

– Он трактовал её как странного ребёнка, которого все любят. И все партнёры меня любили, я купалась в этой любви. Такой спектакль на малой сцене – нечто удивительное. Это чувствовали и мы, и зрители. Но всё в один день решил звонок Георгия Демурова с предложением перейти в театр драмы.

– Какие чувства вы испытывали тогда?

– Это как уехать от родителей во взрослую жизнь. Я начала с нуля, как девочка из училища. Было очень тяжело. Теперь, через 13 лет, понимаю: это мой театр и я дома. Новая жизнь началась со спектаклей Ростислава Горяева «Фальшивая монета» и «Игрок». Я словно заново родилась и наслаждалась партнёрами.

– Обычно режиссёры видели вас в ролях классических. Как в ваш репертуар вошли комедии?

– Роман Самгин, который называет себя «комедийная машина», открыл во мне совершенно другую актрису. Когда играю «Клинический случай» и «Бестолочь», сама смеюсь. Приходится даже отворачиваться, чтобы зритель не видел этого смеха.

– Что сегодня для вас главное в жизни?

– Последняя моя любовь – режиссёр, который мне подарил крылья, – Валерий Саркисов. Я ему бесконечно благодарна. Он дал мне чувство настоящего театра – «Дядю Ваню» и «Вишнёвый сад». И если в ТЮЗе в «Вишнёвом саде» я прощалась, то в драме я возродилась и обрела всё то, что, казалось, навек потеряла. Это счастье, к которому я шла всю жизнь. Театр для меня – это воздух, как и семья. Я пробовала жить без театра – не могу. Пробовала жить без семьи – тоже не могу. Только вместе они делают меня счастливой.


Даже в комедийных ролях Ольга Берегова – воплощение элегантности и стиля. Ольга в роли Жаклин в спектакле «Бестолочь»


Совершенно необычной для поклонников актрисы стала её роль Полины в спектакле «Фальшивая монета». Такой Ольгу Берегову они ещё не видели.

В роли Раневской в спектакле «Вишнёвый сад» в театре драмы. Зрители получили уникальную возможность увидеть эволюцию её героини из «Вишнёвого сада» ТЮЗа

Теги: Театр, Культура

3368

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии. Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если не зарегистрированы.