Больше двух веков на двоих

06:00 — 22.03.2017

У сестёр Синявиных свой секрет долголетия: жили честно, не щадили себя, всю жизнь работали, всем помогали, никогда ни с кем не ругались. Других секретов они не знают.

У сестёр Синявиных свой секрет долголетия: жили честно, не щадили себя, всю жизнь работали, всем помогали, никогда ни с кем не ругались. Других секретов они не знают.

Автор фото: Николай Бравилов

Больше двух веков на двоих

06:00 — 22.03.2017

То утро у сестёр СИНЯВИНЫХ началось хлопотно — гости на пороге. Младшая, Клавдия, решительно взялась за тряпку и швабру, а старшая, Александра, готовила чайный стол. И вроде ничего особенного, если бы не возраст хозяюшек. Буквально накануне нашего визита Клавдии Фёдоровне исполнилось… 100 лет. Александра Фёдоровна день рождения отметила месяцем раньше — 103 года.

Сестринские кружева

— Собраться к вашему приходу не успели, — с улыбкой извинения дверь нам открывает Клавдия Фёдоровна (на снимке слева). Прямая спина, чуть замедленные, но уверенные движения. Ничего себе, ровесница революции 1917 года

— Вы проходите. Шура, — это она уже сестре, — пойдём переодеваться.

Смотрим вопросительно на их племянницу Ольгу Фёдоровну: мол, не надо ли помочь?

— Ну, что вы, — смеётся она. — Они у нас самостоятельные. И по дому управляются, и в магазин ходят. И настаивают жить отдельно от всех — обузой быть никому не хотят.

Пока хозяюшки суетятся, восхищаемся: в комнате столько кружевных вещей! Даже скатерть необычная — умелый крючок вырастил на столе целую полянку белоснежных цветов.

— Это мы сами, — замечает Клавдия Фёдоровна. — До недавнего времени и крючком, и спицами вязали, и вышивали.
— Годов до 90-х надомницами работали, — подключается к разговору Александра Фёдоровна. — Какие красивые платьица детские вязали, вы бы видели!

По-синявински

Смотрю на них и не могу не спросить, как прожить столько лет и оставаться такими же красивыми и улыбчивыми?

— Да уж нашли красивых, — смеётся Клавдия Фёдоровна. — Правда, говорят, морщин мало у нас, — в голосе гордость вперемешку с самоиронией.

Сёстры раскрывают перед нами семейный альбом. С одного из снимков смотрит молодая симпатичная женщина.

— Это фото тёти Шуры с Доски почёта, — говорит Ольга Фёдоровна.

— Ой, я уж и не помню, где отличилась, — признаётся старшая сестра.

— Да в Тихвине это, на лесохимическом заводе, — уверенно констатирует Клавдия Фёдоровна. — Мы ведь в Тихвине, в Ленинградской области, жили больше 15 лет.

— Но Горьковская область — наша родина, корни наши в деревне Асташиха, Воскресенский район. Племянники наши здесь. Вот мы и вернулись, — опять берёт слово старшая. — Хотя в Ленинградской области брат наш, Фёдор Фёдорович Синявин, похоронен в братской могиле.

— В посёлке Новая Малукса, — уточняет Клавдия Фёдоровна. — Герой Советского Союза. Олин отец, — кивает на племянницу. — Погиб в январе 42-го.

О Фёдоре Синявине следовало бы написать отдельно — личность! Тем более его дочь, родившаяся накануне войны (в письмах отец называл её крошкой Оленькой), знает о папе, кажется, всё. А в книге «Твои герои, Ленинград» есть глава, посвящённая Фёдору Синявину. Один из боевых товарищей, когда однополчане восхищались его подвигом, сказал: «Ничего особенного я не сделал. Воевал по-синявински».

Ниточка с иголочкой

А они сами по-синявински живут. Так же честно, так же достойно. Война — самые тяжёлые и самые частые их воспоминания. Обе работали на заводах. Как все голодали.

— Хлеб был такой горький! — вздыхает Александра Фёдоровна. — Невозможно есть. Помню, отправили меня в командировку в Ижевск. Командировочные — буханка того самого хлеба. Выменяла я её на рынке на малюсенькую булочку. Тогда и наелась.

С тех пор, как переехали в Горький со станции Ветлужской, живут они вместе. Вдвоём.

— Знаете, — вступает в разговор Ольга Фёдоровна, — в семье моего отца просто обожали. И тётушки всю жизнь помогали нас, троих его детей, воспитывать. Да и других племянников. До личного счастья как-то и не добрались.

— Да мы не жалуемся, — говорит Александра Фёдоровна. — Слава богу, вдвоём. Клава сейчас плохо видит, я плохо слышу. Куда идти, только вместе — как ниточка с иголочкой.

— Знаете, мне уж самой 76 лет, а я до сих пор у них учусь главному, — признаётся Ольга Фёдоровна. — Не стареть. И ноги болят, и сердце, а зажмут себя и не жалуются. Звонишь: «Как дела?» Отвечают: «Всё нормально. Ты себя береги». До сих пор очень много читают. Есть у них тайный кумир, доктор, автор интересной гимнастики, направленной на поддержание духа. Так вот, они её два раза в неделю обязательно делают.

Ну, раз так, напрашиваемся в гости на ближайший — через два года — юбилей — 105-летие Александры Фёдоровны. Сёстры серьёзно задумываются.

— Может быть, — отзывается старшая.

А младшая после паузы, точно оценив всю ответственность момента, добавляет:

— Обязательства не берём, но постараемся.

В областном центре сегодня более 70 долгожителей 100 . Но так, чтобы в одной семье — случай, пожалуй, уникальный.

184

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии. Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если не зарегистрированы.