Елена ЦЫПЛАКОВА: «Не допускаю ругань на экран»

09:06 — 15.02.2017

Елена ЦЫПЛАКОВА: «Не допускаю  ругань на экран»

Автор фото: Фото из архива Елены Цыплаковой.

Елена ЦЫПЛАКОВА: «Не допускаю ругань на экран»

09:06 — 15.02.2017

Нежная, со знакомой по фильмам озорной улыбкой и тёплым взглядом бездонных глаз, она поражает своим отношением к жизни. Любовь нового поколения зрителей Елене ЦЫПЛАКОВОЙ принесли снятые ею сериалы «Полосатое лето» и «Кармелита. Цыганская страсть». О себе и своих творческих проектах она рассказала «НП» во время приезда в Нижний.

Дочь Октября

— Всегда хотела спросить: вы — Елена Октябревна. Стало быть, имя папы…

— Октябрь! Октябрь Иванович. Это был 1925 год, Питер. Тогда модно было называть детей революционными именами. Мне встречались люди с таким же отчеством, как у меня. Так что папа был не одинок.

— Ваши родители — художники-графики. А какие увлечения были у вас в детстве?

— Конечно, я тоже увлекалась рисованием, ходила в художественную школу. В основном меня привлекал карандаш — графика. Как-то на каникулах писала натюрморт маслом. Отец посмотрел, посмеялся, сказав: «Ну, три с половиной сантиметра живописных тут есть!» Это охладило мой пыл. Но рисовать я люблю. Жизнь актёрская, режиссёрская очень суетная. Если к пенсии будут перерывы в работе, наверняка ещё попробую порисовать, — улыбается Елена.

— Что привело вас в Нижний Новгород?

— Уже не в первый раз я здесь со своим спектаклем «Мать Иисуса» по Володину. Это видеоверсия спектакля, который поставила в Ногинском театре. Зрители его смотрят, а потом у нас начинается с ними беседа — часа на два.

— А какие темы их интересуют больше всего?

— Действие в спектакле происходит на третий день после смерти Иисуса, когда пошли первые слухи о его воскресении. Спектакль идёт шестой год, и интерес к нему у зрителей не ослабевает. В основном обсуждения выходят на разговор о духовной жизни.

От веры до служения

— С чем связан ваш интерес к теме религии в творчестве?

— Просто я верующий человек. На самом деле верующий. Сегодня многие позиционируют себя как христиане, а на деле ими не являются. С четырёх лет мне бабушка читала Евангелие. Серьёзно к вере я пришла в 36. Религия и духовная жизнь — вовсе не одно и то же. Об этом писал Серафим Саровский.

— Вы бывали в Дивееве. Какие впечатления оставила эта поездка?

— Очень разные. От суеты, что там происходит, до глубоких духовных проявлений. И до негодования, когда я увидела, как в туристическом комплексе надевали паломникам котелок на голову и стучали по нему. Одно дело, когда это делал сам Серафим Саровский, исполненный Духом Святым, и очищал через это людей. А когда это делают туристам, это возмутительно!

— Обычно считают, что актёрско-режиссёрские профессии несопоставимы с религией.

— Почему? Оскар Уайльд сказал, что актёр либо священнодействует, либо он — паяц. Это две крайности, внутри которых и существует наша профессия. Был у меня сериал «Семейные тайны», когда я пришла к переосмыслению своей жизни. И актёрам объясняла их задачи с точки зрения заповедей.

— Это как?

— Своим студентам внушала, что нельзя по Станиславскому говорить: «Я в предлагаемых обстоятельствах», потому что тогда актёр, визуализируя грех своего персонажа, делает его своим, а потом его отрабатывает и расплачивается за него. Я же прошу от актёра показать, что бывает с человеком, который плохо поступает. В этом секрет профессии для духовного человека. Искусство должно помогать разбираться в добре и зле, но для этого создатели фильма или спектакля должны правильно мыслить. Та энергия, что они вкладывают, передаётся зрителю и его либо искушает, либо направляет и помогает. Так апостолы рассказывали истории для того, чтобы люди их поняли. Поэтому и называется высшее проявление искусства служением.

— Сейчас многие исконно мужские профессии, в том числе и режиссёрская, стали осваивать женщины. С чем это связано?

— Павел Евдокимов в книге «Женщины и спасение мира» как раз говорит об этом — о высшем предназначении женщины. Богородица — чистейший духовный сосуд, она родила Иисуса. И каждая душа, как Богородица, должна родить в себе Христа и этим спастись и помочь другим. Иногда мужчины снимают кино более сладкое и мягкое, чем женщины. А, к примеру, Татьяна Лиознова, Лариса Шепитько, Динара Асанова снимали жёсткое, глубокое духовное кино.

Уголь и фламенко

— Сегодня в производстве у вас сразу несколько проектов. Расскажите о них.

— Один из них — сериал «Уголь» — про шахтёров, запланированный к показу на Первом канале. Я играла в нём мать героев. Фильм снимался в Шахтах. Первые четыре серии рассказывают про 1993 год, действие остальных разворачивается в наши дни. А как режиссёр я недавно сняла фильм «Свидетельство о рождении», где тоже сыграла одну из ролей. Это мелодрама на современную тему, в ней восемь серий. Сейчас идёт этап постпродакшен — работа с отснятым материалом.

— Одним из самых обсуждаемых в Сети ваших сериалов стала «Кармелита». Чем вас привлёк этот проект?

— Я снимала только третью «Кармелиту» — первые две делали другие режиссёры. Мне интересна эта тема. Я с детства увлекалась цыганскими танцами. Трюки и танцы в сериале для меня как режиссёра — очень необычный, интересный и своеобразный опыт. А танцы — дела моей юности.

— Какие же танцы были у вас самыми любимыми?

— Фламенко и степ. Перед съёмками фильма «Мы из джаза» несколько месяцев занимались степом, для того чтобы в фильм вошла пара номеров. Было очень интересно. Но с окончанием съёмок мой опыт степа закончился, потому что этот танец требует постоянных тренировок.

— Глядя на вас на экране, сложно поверить, что до этого вы степом совсем не занимались. Кто вас учил?

— С нами работал Володя Кирсанов — великолепный педагог и танцовщик. (После успеха картины «Мы из джаза» режиссёр Карен Шахназаров снял «Зимний вечер в Гаграх». Там Владимир Кирсанов тоже учил актёров бить степ, а за героя Евгения Евстигнеева исполнил самые сложные элементы чечётки. — Авт.)

Дух истины, он здесь, он с нами. Он ведёт, он учит. Я убедилась, что это бывает.

Золотарь сценариев

— Вы не только режиссёр, но и сценарист своих фильмов.

— Сама я сценарии никогда не писала, просто дорабатывала существующие. В моей жизни всё так складывается, что сценарии сами меня находят. Правда, почти всегда их приходится серьёзно перерабатывать. Если бы вы знали, сколько пришлось мне работать над сценарием «Кармелиты», сколько мусора из него убирать! Даже назвала себя «говночистом», а потом один из друзей мне сказал, что у этой работы есть более красивое название — золотарь. Я огромное количество ругани не допустила на экран. Это очень важно для зрителя — не засорять экран. Как не засорять природу.

— А что для вас природа?

— Я очень её люблю, приезжаю на дачу и наслаждаюсь ей. Любила копаться в земле. Когда мы с мамой приезжали в деревню к деду, мама говорила мне: «Пока грядку не прополешь, гулять не пойдёшь». А сейчас времени на это нет. Остался сад — яблони, черная смородина. Собираю грибочки.

— И каков же рецепт их приготовления?

— Я их замораживаю. Потом откроешь пакетик — аромат! Варишь, жаришь — как угодно уже можно приготовить.

— А к домашним животным как относитесь?

— Недавно купили щенка. Замечательная собачка! Жизнерадостная, весёлая, выгуливает нас. Голуби прилетают на балкон каждый день много лет подряд. С утра дежурят. Мы живём на 14-м этаже, и наш маленький балкончик практически стал кормушкой. Называем его «наш курятник». Так и живём.


«Мы из джаза». 


«Приключения принца Флоризеля». 


«Д’Артаньян и три мушкетёра». 


«Школьный вальс».

2894

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии. Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если не зарегистрированы.