Людмила ГУРЧЕНКО: мифы и реальность

06:00 — 01.02.2017

Людмила ГУРЧЕНКО: мифы и реальность

Людмила ГУРЧЕНКО: мифы и реальность

06:00 — 01.02.2017

Её стилем восхищалась вся страна. Некоторые даже зарисовывали фасоны, видя в них творения известных дизайнеров. И не подозревали, что Людмила Гурченко иногда по несколько раз сама перешивала одно и то же платье. А потом вызывала фурор «новым» нарядом.

Секреты «диеты»

Маленькая девочка, родившаяся в Харькове и ставшая всенародно любимой актрисой и эталоном элегантности, оказывается, бережно хранила сотни платьев. Среди них есть даже то, в котором она приехала покорять Москву. Уже всё в дырках, но для многих поклонников актрисы это самый трогательный экспонат музея-мастерской Людмилы Гурченко. В нём собрано более 800 костюмов актрисы, аксессуары, семейные фотографии и антикварные предметы из её коллекций.

Часть из них приехала в Нижний Новгород, подарив нам возможность узнать совсем другую Гурченко — женщину с иголкой в руках, которая сама создавала шляпки, аксессуары и элегантные платья. Кстати, по ним видно, что её талия в 45 сантиметров не более чем миф. Платье для «Карнавальной ночи» создало эту иллюзию благодаря широкой юбке и поясу, который Гурченко, со слов её костюмерши, утягивала до 58 сантиметров. В более зрелые годы талия Гурченко была около 68 сантиметров.

— Люда сохранила великолепную фигуру, но никакой тайной «диеты Гурченко», время от времени всплывающей в Сети, никогда не существовало, — поведал журналистам её муж, продюсер Сергей Сенин.

Оказывается, звезда любила вкусности, и даже обычный хлеб с маслом для девочки, когда-то жившей чуть ли не впроголодь, был желанным дополнением к трапезе. Она никогда от него не отказывалась и при этом не поправлялась!

— Ещё один её дар божий, — назвал это уникальное свойство жены Сенин.

Тайна листика

— Я всю жизнь думала, что она невысокого роста. Оказалось,168 сантиметров, — рассказала «НП» искусствовед Ирина Маршева, куратор выставки. — Плюс классические параметры моделей того времени, близкие к заветным для многих. 88-58-89 — такие размеры были у звезды советского кино. Гармонично сложенная высокая красивая женщина.

Кстати, и ножка у Людмилы Марковны была далеко не как у Золушки, что красноречиво доказывают её туфельки 39 размера.

— Какое оно — самое сильное впечатление от коллекции? — интересуюсь у Маршевой.

— Самое глубокое — ощущение того, что Людмила Марковна размышляла над каждой, даже самой мельчайшей деталью своего образа, дали маленькие позолоченные клипсы в форме листиков из фильма «Вокзал для двоих». Вглядываешься в них и вдруг, после стольких просмотров фильма, понимаешь характер её героини. Представьте: хамоватая буфетчица, которая в итоге превращается в невероятно нежную, женственную особу, способную на самопожертвование ради любви. И этот листик, оказывается, был как раз ключом к тому, как раскроется характер героини. Когда актриса задумывается о таких вещах — это потрясающе!

— Что поразило вас, видевшую столько собраний в разных странах, в этом?

— Костюмы Гурченко удивительны. Парадокс в том, что они совершенно не выдерживают критики с точки зрения эстетики, сочетаемости тканей, приёмов формирования костюма. Создавая свои платья, она нарушала эти законы просто катастрофически, сочетая в одном наряде несочетаемое: ткани, мех, кожу, пайетки, розочки, сверху ещё и нитка бус! Любая из нас в таком виде будет смотреться вороной и эталоном безвкусицы. Но как органично и красиво смотрелось всё это на ней! Просто какая-то тайна!

Дополнить мастеров

Конечно, были у Гурченко и наряды от кутюрье, платья, созданные для неё Валентином Юдашкиным и Вячеславом Зайцевым. Но и к ним она стремилась что-то добавить: брошь, сделанную собственноручно. Или расшить наряд бисером, пайетками. Иногда брошки и клипсы она делала из… пуговиц, которые отпарывала от платьев. Сергей Сенин приоткрыл завесу тайны создания некоторых её костюмов:

— Людмила Марковна считала, что костюм — это 90 процентов роли.

И рассказал, как актриса собственноручно создавала свои наряды, выкраивая время по ночам или во времена вынужденного безделья, например, когда она сломала ногу. Так, одно из платьев — из белого тюля и бисера — Гурченко шила почти полтора года.

— Я просыпался утром весь усыпанный бисеринками, — с нежностью вспоминает он это время.

Признаётся: даже вдевать нитки в бисеринки — колоссальный труд, быстро ему наскучивший. После такого опыта он был только наблюдателем швейных экспериментов жены. Она легко могла перешить под себя любое платье. Сенин вспоминает, как однажды они с женой приехали в небольшой городок. Людмила Марковна купила там два детских платьишка, из которых сшила потом наряд для себя: уж очень ей понравился материал. Потом это чёрное платье в белый горошек стало одним из любимых у Гурченко.


Наряды актриса создавала без лекал, выкроек и машинки. Просто брала ткань, разрезала, сшивала, используя зачастую совершенно несочетаемые ткани, и вот — наряд готов!

Но не только платья безвестных швей обретали в её руках новую жизнь. Метаморфозы произошли и с нарядом из коллекции знаменитого на весь мир кутюрье Роберто Кавалли. Достаточно скромное платье превратилось в эффектный концертный наряд, дополненный актрисой антикварным кружевом.

Под крылом орла

Над выставкой парит знаменитый «Золотой орёл». Эту престижную кинонаграду Людмиле Гурченко вручили на Филиппинах как исполнительнице лучшей женской роли за фильм «Любимая женщина механика Гаврилова». Её долго просили отдать статусного орла в Госкино. Но она отказалась, несмотря на недовольство киношных боссов, заявив им, что это её личная награда. И вот орёл прилетел в Нижний. И осеняет своими крылами предметы, отражающие одновременно жизнь звезды и её эпоху.

Автографы Эльдара Рязанова, «белого Армстронга» Эдди Рознера на клавире «Только ты…», росчерк знаменитой немецкой актрисы Марики Рёкк — кумира юной Гурченко. Предметы из семейного архива передают течение времени, позволяют себе представить детство и юность актрисы. Красный бубен принадлежал её матери, на шестиструнной гитаре и гитаре-укулеле играла сама Людмила Марковна, а роскошный баян с перламутровыми кнопками полностью, до последней детали сделан руками её отца — Марка Гавриловича Гурченко. И тут же коробка из-под его папирос «Депутатские» 1949 года. Удивительно, как такая вещь смогла пережить десятилетия. Да и вся коллекция сохранилась практически чудом. Чудом, сотворённым звездой.

Теги: Культура

4435

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии. Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если не зарегистрированы.