Петерис СКУДРА: больнее всего проигрывать не по делу

08:08 — 18.01.2017

Петерис СКУДРА: больнее всего проигрывать не по делу

08:08 — 18.01.2017


В развёрнутом интервью сайту KHL.ru главный тренер нижегородского «Торпедо» Петерис Скудра рассказал об итогах 2016 года, о том, зачем в команду приглашён шестой легионер, и о многом другом. Приводим фрагменты этой беседы (вёл её Алексей Швецов).

Про планку и стабильность

— Какие яркие события 2016 года вы хотели бы отметить?

— Как главный тренер «Торпедо» хотел бы выделить тех игроков, которые проявили себя за прошедший год, тех, кто сделал хорошее движение вперёд. Радует, что у нас много таких молодых ребят. Мы серьёзно не рассчитывали на них перед сезоном. Знали лишь, что они есть в обойме. Оказалось хорошим бонусом, что они смогли быстро прогрессировать и играть на результат. Тот же Артём Аляев, на мой взгляд, в 2016 году стал открытием для КХЛ. Его уже призывали в сборную, признали лучшим новичком лиги прошлого сезона — думаю, что эти показатели должны очень позитивно повлиять на него в будущем.

По второй половине 2016 года я должен отметить Дмитрия Шуленина. У нас пошла череда травм, и он, что называется, сумел зацепиться за состав. Почувствовал вкус крови. Он повзрослел на наших глазах, причём сделал это достаточно быстро. Максим Осипов недавно получил вызов в сборную, сыграл один матч, неплохо себя показал — для него это хорошее начало.

И конечно, стоит отметить тот факт, что мы не просто вышли в плей-офф, а сумели пройти «Йокерит» в сложной борьбе характеров. Мы подняли для себя определённую планку и продолжаем поднимать её в текущем сезоне, когда в своей непростой конференции, где приходится играть с мощными, организованными командами, занимаем высокое место. Не надо забывать, что у нас нет возможности приобретать дорогих звёздных игроков. А может, уже и нужды в этом нет. У нас есть свой стиль, свой характер, свой почерк. Здесь собрались качественные и достаточно мастеровитые хоккеисты, и мы можем играть в свой хоккей. Те ребята, которые приходят к нам в команду, уже знают, к чему мы стремимся. О нас говорят как о команде с определённым уровнем. У нас появилась стабильность — и как команды, и как клуба.

По словам главного тренера, у многих торпедовцев есть боязнь брать на себя инициативу.

Про дыру и потенциал

— Обычно после матчей вы с неохотой хвалите хоккеистов, предпочитая, наоборот, критиковать некоторых игроков. Это своеобразный психологический приём?

— Если начистоту, то я считаю, что когда мы побеждаем, это заслуга команды. Но когда проигрываем… Матчи проигрывают конкретные игроки. Если в отдельном матче в хорошей команде есть один-два хоккеиста, которые играют слабо, то это не так заметно. Но если таких игроков набирается пять-шесть и больше, то остальным очень тяжело вытащить поединок.

— А от чего зависит «слабость» игроков в конкретной встрече? Ведь те же хоккеисты до этого играли сильно и вместе с командой добивались положительного результата.

— Всё зависит от мелочей. Забили гол — склонили игру в свою сторону и победили 3:0. Потом разбираешь игру и видишь, насколько всё было рядом, можно было проиграть точно так же — 0:3. Искусство классной команды — вовремя забить гол. Никогда не будет так, что одна команда играет в атаке все 60 минут. В лучшем случае ты будешь играть в атаке 70 процентов времени. Но ты не забил за это время гол, создавая моменты и совершив 40 бросков по воротам, а соперник сделал всего 15 бросков и забил три. В таком аспекте мы пока не совсем хороши. Это наша огромная дыра, но в то же время громадный потенциал для улучшения игры.

Разбирая победы, как правило, акцент делаешь на том, что получилось, за счёт чего удалось выиграть. А вот когда проиграли, то начинаешь «копать» настолько глубоко, насколько это возможно. В 80 процентах матчей, проигранных в этом сезоне в основное время, мы создавали больше голевых моментов и были лучше по самоотдаче, по темпу и по качеству игры. Мы хотим существенно снизить процент таких игр. Когда проиграл матч, что называется, «по делу», это не так обидно. После поражения есть понимание, что соперник был быстрее, грамотнее, лучше использовал свои сильные и наши слабые стороны. Но когда команда играет здорово, создаёт массу моментов, однако проигрывает — для тренера и для ребят это в десять раз хуже. Вроде бы всё сделали как надо, а позитивных эмоций нет. Мне нечего сказать ребятам, кроме как поблагодарить, высасывая из пальца какие-то слова. Для меня это самый больной момент.

Последний такой матч, который запал в душу, — с «Салаватом Юлаевым». Мы практически не выпускали их из зоны, перебросали в два раза, говоря по-хоккейному — «валтузили», но получили три удаления и проиграли… Ведь нет таблицы по качеству игры, есть таблица по результатам. А класс команды, прежде всего, заключается в том, что если ты владеешь инициативой, то это должно отражаться на табло. В этом плане мы ещё далеки от идеала. Последний пас, последний бросок — мы слишком робко действуем в завершающей стадии.

Про легионеров и вратарей

— Вы единственный тренер, который решился взять в последний день дозаявок шестого легионера. Обычно все стараются иметь в составе пять иностранцев и не держать таких игроков на лавке.

— Как показывает практика, по ходу сезона, увы, постоянно бывают травмы, дисквалификации и игровые спады. На мой взгляд, из-за проблемы отсутствия одного-двух легионеров мы не смогли противостоять ЦСКА в плей-офф. В текущем сезоне мы сыграли при пяти легионерах от силы 20 процентов матчей. Повторюсь, мы не можем позволить себе звёздного российского игрока, который будет решать исход матча. Иностранца взять проще. Тот же Батлер будет получать меньше среднего. И я не считаю, что среди легионеров должна отсутствовать конкуренция. Мне без разницы, молодой игрок или возрастной, иностранец или русский, «дорогой» или «дешёвый» — играть должны лучшие.

— Отдельный вопрос — по вратарям. Все уже привыкли к постоянным переходам игроков из команды в команду. Повторно возвращаются редко. Вы сначала вернули Касутина, затем — Бирюкова. У многих недоумение по данному поводу.

— На самом деле ситуация простая. После прошлого сезона и у нас, и у Бирюкова было ощущение, что надо что-то поменять. Он хотел играть больше, и мы этому не препятствовали. Также мы знали уровень игры Касутина и провели с ним удачные переговоры. Но получилось так, что Проскуряков очень уверенно начал сезон. А когда команда отлично чувствует себя с одним вратарём, кидаться из стороны в сторону, меняя голкипера ради игровой практики, смысла не вижу. Илья был готов настолько хорошо и команда играла с ним настолько уверенно, что менять его мы посчитали неправильным.

От Касутина ждали немного другого. Известно, что очень непросто, долго не имея практики, выйти и с ходу сыграть хорошо. Увы, Иван не смог это сделать. Он не тот вратарь, который может долго сидеть на лавке.

Когда же появилась возможность взять обратно Бирюкова, мы это сделали. Михаил — наш игрок, искренний «рабочий» парень. Они вместе с Проскуряковым последними выходят из тренировочного зала. Я такого не видел, чтобы после тренировки приходилось выгонять вратарей со льда или из зала. Бирюков — опытный вратарь, бывал во многих ситуациях. Он понимает, как готовиться и как себя вести в роли «второго» вратаря, чтобы не ощущать себя вечно запасным. В этом плане Бирюков не даёт повода для сомнений: он работает каждый день, не забивая себе голову, будет играть в следующем матче или нет. Так же и Проскуряков, кстати. Они не задают ненужных вопросов — они профессионалы.

Про жильё, деньги и диплом

— Вы четвёртый год в Нижнем Новгороде. До сих пор не купили квартиру?

— Я продолжаю придерживаться того принципа, которому меня научили в Северной Америке: «Никогда не покупай ни дом, ни квартиру». Я снимаю жильё. Не то чтобы спокойно живу из-за того, что у меня нет квартиры и не надо переживать, уволят или нет. Просто я привык, что профессиональный спорт жёсткий сам по себе и в нём отсутствует стабильность. Даже у хороших игроков, которые здорово играют. Придёт момент — тебе позвонят из другого клуба и предложат такие условия, от которых ты не сможешь отказаться. И клуб сам поменяет своего звёздного хоккеиста, чтобы получить дивиденды на будущее. Не застрахован никто. Ни тот, кто играет очень плохо, ни тот, кто играет очень хорошо.

— Прошёл слух, что в «Торпедо» есть долги по зарплате…

— Мы благодарны генеральному директору «Торпедо» Виктору Харитонову, который делает всё, чтобы у нас был идеальный график не только по зарплате, но и по выплате различных бонусов. Со всей искренностью заявляю, что проблем по выплате зарплаты или бонусов — нет. Это важный момент, который показывает качество клуба. Я благодарен и руководству клуба, и губернатору Нижегородской области Валерию Павлиновичу Шанцеву.

— Совсем недавно вам вручили награду от ФХР как тренеру. Это первая ваша награда в данном качестве?

— Да, это мой первый диплом подобного рода — за вклад в развитие хоккея. Наверное, в том числе и за то, что в своё время я выступал за юношескую сборную СССР. Я вырос в СССР, уезжал в Северную Америку из СССР, вернулся из Северной Америки в Россию и никогда не считал себя иностранным тренером, как меня поначалу пытались называть некоторые журналисты. Для меня важно, что праздник, посвящённый 70-летию отечественного хоккея, застал меня в Нижнем Новгороде, городе с богатыми хоккейными традициями, где выросло много великих хоккеистов. Это очень почётно, трогательно и приятно.

Семья Петериса Скудры — это жена Юлия, сын Роберт (в мае ему будет три года) и английский бульдог Винсент.

487

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии. Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если не зарегистрированы.