По ту сторону эфира

По ту сторону эфира

Автор фото: Фото автора и с сайта kremlin.ru

По ту сторону эфира

– Сядь! – чёрная нога штатива пролетает мимо меня и уверенно опускается на спину вскочившего во весь рост молодого человека с фотоаппаратом. В ту же минуту сопровождающее этот акт возмездия зловещее шипение растворяется в стрёкоте сотен фотокамер – в зал входит Президент России Владимир Путин. Ежегодная большая пресс-конференция началась.

Обратиться к коренной России

– Добрый день, уважаемые коллеги, друзья! Мы договорились с моим помощником, что я не буду выступать с пространным монологом в начале – сразу перейдём к вашим вопросам, – Путин бодр и подтянут – это отчётливо ощущается даже с моего места в последнем ряду, которое, кстати, мне едва удалось найти. В этом году аккредитацию получили 1437 представителей российских и зарубежных средств массовой информации – рекордное количество.

Главная задача практически каждого присутствующего здесь корреспондента (за редким исключением) – задать вопрос президенту. С одной стороны, очень хочется попасть в число счастливчиков, с другой – страшно до жути оказаться на экране в прямом эфире, когда на тебя смотрят в режиме реального времени миллионы человек. Однако вскоре накатывает абсолютное спокойствие – то ли президент так действует, то ли предчувствие, что не спросят. Знакомлюсь с соседями.

– Вряд ли нам предоставят возможность задать вопрос, – смеётся Ольга Бачина из «Городских новостей». – Но я бы спросила про экологию. У нас в Красноярске на этот раз было очень много «режима чёрного неба» – так мы называем дни, когда вредные примеси превышают норму.

Элиту нужно обновлять, обновлять нужно кровь. Это совершенно очевидная вещь.

Шансы задать вопрос – один к сорока. Есть мнение, что все микрофоны распределены заранее Дмитрием Песковым. Это косвенным образом подтверждает и сам президент.

– Дайте слово вологодским оптимистам, – зачитывает он надпись на плакате и обращается к своему пресс-секретарю: – Дмитрий Сергеевич, извините, я нарушаю ваши планы. Но нужно обратиться, в конце концов, к коренной России.

Липецк, опусти!

Интересы пишущей и снимающей братии на пресс-конференции расходятся коренным образом. Если первые стараются как можно выше поднять своё «знамя», то вторым эти транспаранты попросту не дают работать. Поэтому есть договорённость: во время ответа президента плакаты не поднимать. И тем, кто заповедь эту не блюдёт, «прилететь» может в буквальном смысле – сама свидетель. Но видео- и фотожурналисты стоят позади всех, в отдельном ряду, и, к своему глубокому сожалению, дотянуться могут только до соседнего. Поэтому отводят душу грозным рычанием. В зале постоянно слышны их нервные окрики:

– Опустите плакаты! Липецк, опусти! Опусти!..

То, что пресса пощипывает и чиновников, и представителей крупного бизнеса, в том числе с госучастием, – в принципе, это хорошо.

Шахтёры против девушки

Набор средств для привлечения к себе внимания совсем невелик: заковыристые плакаты и необычная одежда. Девушку в красном с триптихом, на котором изображены Путин, Трамп и Марин Ле Пен, очень смахивающие друг на друга, но мало похожие на себя, показали на всех каналах ещё до начала пресс-конференции. Однако задать вопрос президенту журналистке так и не удалось. Зато право голоса получили незамысловатые, но сущностные «Остановите ювенальную юстицию», «Шахтёры Кузбасса», «Вятский квас» (да-да, опять!). Рядом кто-то держит изображение российского президента в образе Супермена. А вокруг колышется море словесных плакатов: «Территория народной власти. Село умирает!», «Курган. Результат. Фермер»... И, конечно же, «Нижегородская правда».

– Ну вот, всё сняли, пресс-конференцию можно и заканчивать, – шутят операторы.

Я не исключаю возвращения к безвизовому режиму для граждан Грузии в России. Мне кажется, что для этого есть все основания.

Когда начнём жить хорошо?

«А у тебя «талончик» есть?» – получаю сообщение. «Увы, нет, – отвечаю. – Тут не по записи».Телефон работает в режиме самолёта, но мы обеспечены Wi-Fi, сигнал мощный – на всех хватает. Поэтому спокойно выхожу в прямой эфир (см. видео на сайте www.pravda-nn.ru) в соцсеть. Лайки прилетают из Нижнего и Москвы, Питера и Челябинска, из Грузии и Абхазии, Израиля и Турции – всем интересно, о чём говорит российский президент, какие «флажки» расставит на этот раз. Друзья желают удачи, предлагают вопросы. «Спроси у него, когда жить начнём хорошо», – хохмит бывший коллега. «Уважаемый президент, а можно попасть в политику, не проходя всю систему власти от начала и выше и не потеряв на этом пути самого себя, не превратившись в болото?» – спрашивает инвалид-колясочник, человек с неограниченными возможностями, руководитель Нижегородской общественной организации инвалидов «Ковчег» Роман Пономаренко. Конечно, у меня и своих заготовок хватает: вопросы по оборонной промышленности и по господдержке малого и среднего предпринимательства, предложения от сельхозпроизводителей – героев наших публикаций. Но…

Да, я против ювенальной юстиции. Бесцеремонное вмешательство в семью недопустимо. Но детей-то лучше не шлёпать и не ссылаться при этом на какие-то традиции.

Всем спасибо. Все свободны

– Всё! С наступающим вас Новым годом! Большое вам спасибо за терпение. Удачи! – желает Путин залу и быстро уходит – время окончания пресс-конференции никогда заранее неизвестно, её продолжительность президент всегда определяет сам. В этом году за 3 часа 50 минут он ответил на 67 вопросов от 48 российских и зарубежных журналистов. Но, увы, наш скромный плакат «Нижегородская правда», видимо, так и не попался на глаза главе государства. Что ж, может, удача улыбнётся нам в следующем году.

В отношении строительства нашими представителями бизнеса, в том числе предприятий с госучастием, вызывающих по внешнему виду объектов недвижимости – поскромнее надо быть. Вы правы.

Теги: Политика

674

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии. Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если не зарегистрированы.