Закулисье прямого эфира

Пресс-конференция продолжалась без малого четыре часа, за это время Владимир Путин успел ответить на 67 вопросов

Пресс-конференция продолжалась без малого четыре часа, за это время Владимир Путин успел ответить на 67 вопросов

Автор фото: Фото с сайта www.kremlin.ru

Закулисье прямого эфира

Столица встречает тягучим туманом - башни «Москвы-Сити» укутаны сизым покрывалом от талии до макушки. На обочине телевизионщики торопливо пишут стендап, в дорожном «кармане» подковой выстроились шаттлы, которые отвозят журналистов в Центр международной торговли, где традиционно проходит большая пресс-конференция Президента РФ Владимира Путина.

Проверки по дороге

– У вас не читается фото, – тщательно, но безрезультатно проработав сканером бейдж, огорошил меня сотрудник службы безопасности. – Вернитесь, пожалуйста, туда, где получали аккредитацию.

Это в соседнем корпусе, но на беготню туда-сюда-обратно, объяснения, ахи-охи и попытки переформатировать фотографию уходит немало времени и, конечно, нервов. В конце концов я «на кордоне» – тут всё, как в аэропорту, включая металлодетекторы и тщательный личный досмотр.

Гардероб – раздеться, оставить лишнее. Буфет – взять воды (можно и полноценно перекусить – на столах типичный фуршетный набор: пироги, бутерброды, круассаны). Эскалатор – поднимаюсь на второй этаж, и меня сразу же окружает жужжание со всех сторон – журналисты выходят в прямой эфир, чекинятся в соцсетях…

У дверей в зал – медленно движущаяся очередь. Здесь снова проверка: бутылку с водой и флакон духов приходится оставить у порога – в зал жидкости проносить нельзя.


Всё богатство… плаката

В зале охватывает паника – все места заняты! Причём даже те, что свободны, уже «забиты» – надёжно охраняются блокнотами и авторучками. Найти свободное кресло удаётся лишь на последнем ряду, в самой середине – за моей спиной армия фотографов и видеооператоров. Они уже вовсю снимают плакаты, которые подготовили журналисты для привлечения внимания президента. Шанс задать вопрос Путину – один из сорока. А всего в этом году на большую пресс-конференцию собралось около полутора тысячи журналистов. Девушка в красном платье демонстрирует триптих – Путин, Трамп и Мари Ле Пен, очень смахивающих друг на друга, но мало похожих на себя. Рядом кто-то держит изображение российского президента в образе Супермена. А вокруг колышется море словесных плакатов: «Территория народной власти. Село умирает!», «Курган. Результат. Фермер» и, конечно же, «Нижегородская правда».

– Ну вот, всё сняли, пресс-конфренцию можно и заканчивать, – шутят операторы.



Страшно аж до жути

Президент появляется неожиданно и без предисловий приступает к ответам на вопросы. С одной стороны, очень хочется попасть в число счастливчиков, с другой – страшно до жути оказаться на экране в прямом эфире, когда на тебя смотрят в режиме реального времени миллионы человек. Однако вскоре накатывает абсолютное спокойствие – то ли президент так действует, то ли предчувствие, что не спросят. Знакомлюсь с соседями.

– Вряд ли нам предоставят возможность задать вопрос, – смеётся Ольга Бачина из «Городских новостей». – Но я бы спросила про экологию. У нас в Красноярске на этот раз было очень много «режима чёрного неба» – так мы называем дни, когда вредные примеси превышают норму. При этом я не сказала бы, что ничего не делается. Ходят, проверяют, штрафуют предприятия. Но им дешевле заплатить и дальше продолжать загрязнять воздух…

Вопросы «из поля» остались в блокноте

А замглавреда областной газеты «Новгородские ведомости» Ивана Сизова интересует отношение президента к поддержке государством региональных СМИ: очень много разговоров о том, что финансирование из бюджетов для них должно быть прекращено, но они не выживут без поддержки.

Ну, а что касается «НП», то поскольку в этом году очень много времени удалось провести «в поле» – в общении с предпринимателями и сельхозпроизводителями на темы господдержки, то у нас были не вопросы, а конкретные предложения от героев наших публикаций. Так, например, Вадиму Михалицыну из Тоншаевского района не хватает средств на увеличение поголовья – ни много ни мало 24 миллиона. Банки за такие деньги хотят просто огромный процент. А Сергей Цветков из Шахунского района считает, что лучшей формой господдержки стало бы не выделение денег, а строительство государством животноводческих комплексов и сдача их аграриям в лизинг с возможностью выплачивать долго и понемногу.

Увы, но ни мне, ни кому другому с «камчатки» слова не предоставили. Похоже, нас просто не было видно. А жаль. Но, возможно, эта информация дойдёт до президента и через газету.


Теги: Политика

1677

Комментирование данного материала запрещено администрацией.