Поле правовое. Дикое

Поле правовое. Дикое

Автор фото: Юрий Правдин

Поле правовое. Дикое

«Русский городок Павлово захвачен мафией» — запись с таким названием появилась в ноябре в одной из социальных сетей.

История о том, как в «умирающем нижегородском захолустье» местный предприниматель за 10 лет развил бизнес от «швейной машинки в съёмной квартире» до «самого мощного свадебно-швейного предприятия страны», а затем надумал расширяться, ан нет, не вышло, быстро набирала «лайки и перепосты».

Одни не знают, вторые не видят

Публикация вызвала большой резонанс, к делу подключилась Общественная палата, в Павлово выехал региональный уполномоченный по защите прав предпринимателей Павел Солодкий…

В общем, выяснилось, что всё как обычно «не так однозначно». С одной стороны, да, администрация требует снести только что построенное здание фабрики в связи с тем, что оное аж на 27 квадратных метров «залезло» на муниципальную землю. Что же это, как не очередные придирки властей предержащих по сущим мелочам?

С другой стороны, да ладно бы «лишние квадраты», на которые ради инвестора можно было бы «глаза-то и приподзакрыть». Вот только незадача: новое предприятие «с рабочими местами для 500 швей» разместилось на участке, который, по документам, был выделен под индивидуальное жилищное строительство. Кроме того, по словам бизнес-омбудсмена, «каких-либо согласований и разрешений по присоединению коммуникаций (электроэнергии, воды, систем отопления), обращений в администрацию для согласования эскиза здания на этот объект также не было».

При этом стоит отметить, что стройка велась на протяжении полутора лет буквально в 80 метрах от… мэрии. Определить, кто прав и кто виноват в этой истории, без серьёзной проверки, конечно, невозможно. Поэтому сейчас, помимо омбудсмена, материалы дела изучает прокуратура, ситуация находится на контроле Общественной палаты, лично губернатора…

Не заметил тенденций — попал

Нижегородское бизнес-интернет-сообщество забурлило. Дескать, как так — куда смотрели контрольно-надзорные органы? А на что надеялся сам предприниматель, строя вместо ИЖС производственное здание? В версиях недостатка не было. Но в итоге сходились (другими словами да с иными аргументами) на том, что чиновники молчали до поры до времени, потому что хотели… ну, в общем-то, понятно чего. Да и в целом, если и есть какие ошибки со стороны бизнесмена, то на фоне того, что «творится в стране», они настолько незначительны, что и внимания на них обращать не стоит.

— Меня порой огорчает, что предприниматели, нарушая законы — иногда от безграмотности, а зачастую и умышленно, считают, тем не менее, что их дело правое и они всегда должны быть победителями, — признаётся Павел Солодкий. — Но времена изменились. Например, если ещё лет пять тому назад процедура обналичивания денег ради ухода от НДС считалась чуть ли не нормой, то сегодня такие подходы вычисляются на раз-два и очень жёстко пресекаются. Тот, кто вовремя новых тенденций не заметил, рискует попасть под серьёзную раздачу.

— Тем не менее мы стараемся держаться той позиции, что, а) давайте постараемся помочь предпринимателю; б) сохранить его активы и бизнес; в) найти компромисс с органами власти (конечно, когда такое возможно). И в идеале достичь досудебного соглашения и подписать мировую, — объясняет Солодкий принцип своей работы.

Распрощаться с девяностыми

С дремучим сознанием родом из 90-х пора уже окончательно распрощаться. И это касается всех. Власти на местах необходимо срочно налаживать не просто контакт, а результативный диалог с бизнес-сообществом. Предпринимателям — повышать юридическую грамотность и помнить о том, что аргумент «все так делали, почему именно я крайний» судом к рассмотрению не принимается.

Надо учиться работать в правовом поле — на законных основаниях требовать соблюдения своих прав, использовать все институты, которые сегодня уже созданы в помощь предпринимателю на полную катушку.

Работаем с омбудсменом правильно

Уважаемые предприниматели!

В случае, если представители органов власти нарушили ваши права, вы можете обратиться к омбудсмену только с письменным обращением — с устным или анонимным заявлением уполномоченный работать не будет, просто не имеет права. Адекватно изложить на бумаге ситуацию, как правило, предпринимателю непросто — мешают эмоции и элементарное отсутствие юридических знаний. Но в этом случае (да и в целом ряде других) без помощи вас не оставят — в аппарате уполномоченного работают опытные юристы.

Личный приём омбудсмен проводит раз в неделю, по вторникам. Записаться на него можно по телефону. Кроме того, раз в месяц совместно с сотрудниками областной прокуратуры Павел Солодкий проводит встречи с предпринимателями в районах. Они всегда анонсируются — информация размещается на сайтах бизнес-омбудсмена, ТПП, НО, администраций района, личной странице Павла Солодкого в Фейсбуке и, конечно, на страницах нашей газеты.

Для участия желательно (но необязательно!) предварительно зарегистрироваться по телефону или электронной почте. Встречи состоят из двух частей. Сначала на обще-вводной решаются организационные вопросы, обсуждаются нововведения в законодательстве и т.?д. Если у предпринимательского сообщества нет вопросов, которые можно обсудить всем вместе, то сразу же начинается личный приём. «Президиум» из бизнес-омбудсмена, сотрудников областной прокуратуры, ТПП, НО перемещается в отдельный кабинет, куда в порядке живой очереди и заходят предприниматели. Там они могут, не опасаясь посторонних ушей, рассказать о своём, наболевшем. Надо понимать, что каждое слово будет проверено. Поэтому не стоит пытаться приукрасить рассказ выдуманными подробностями. Здесь как у врача — ради выздоровления необходимо выложить всю подноготную.

Свои люди, сочтёмся в СИЗО

Почему доверие нуждается в юридическом оформлении.

Ах, если бы павловский случай был в своём роде «единственным и неповторимым»…

Но неумение работать в правовом поле, наложенное на «обострённое чувство справедливости, как лично я её понимаю» — главные приветы из а-ля 90-х — ещё долго не оставят без дела уполномоченного по защите прав предпринимателей.

В чём корреспондент «НП» смогла в очередной раз убедиться, побывав на проведённом омбудсменом совместно с областной прокуратурой приёме бизнесменов, а Арзамасе…

Должник вооружился статьёй

…Седовласый мужчина, подполковник, ветеран боевых действий пришёл хлопотать за сына — предпринимателя, который вот уже восемь месяцев находится в СИЗО. Перед нами, как говорится, классика жанра.

Парень одолжил дальнему родственнику по его же слёзной просьбе денег «на подъём». Конечно, под честное слово — свои же люди. Когда бизнес у должника окреп, напомнил о деньгах, но получил не просто отказ: воспользовавшись отсутствием каких-либо расписок и вооружившись статьей за вымогательство, заёмщик просто отправил кредитора за решётку.

Подобные истории настолько часто встречаются в практике омбудсмена, что впору транспаранты по всем городам и весям страны развесить: денежные операции с кем бы то ни было — с другом, братом, сватом — обязательно нужно оформлять юридически!

Впрочем, и это, как выясняется, не панацея.

То, что не верблюд, доказывай через суд

— Я уже около двух лет нахожусь под следствием, хотя первый же суд доказал мою невиновность! Вынужден оправдываться перед своими клиентами, убеждая их, что я не верблюд! А ведь наша компания — крупнейший поставщик сложного зарубежного оборудования! — горячится ещё один предприниматель.

Три года назад московская фирма поставила одному из нижегородских госпредприятий фрезерный обрабатывающий центр стоимостью 23 миллиона рублей. Оборудование заказчики благополучно приняли, ввели в эксплуатацию и даже успели незначительный гарантийный ремонт востребовать.

И вдруг спустя 12 месяцев претензия: то, что вы нам отгрузили, не соответствует условиям закупки — в частности, году поставки, поэтому, мол, будьте добры вернуть за оную деньги.

Суд, куда обратились представители предприятия, признал их требования необоснованными и полностью встал на сторону поставщика. Однако преследования не прекратились, сейчас на предпринимателя заведено уголовное дело, кроме того, по его словам, на него оказывается регулярный психологический прессинг: звонят с предложениями «решить всё по-хорошему».

Сподвижник задвигает собственника

— Мы со своим главным бухгалтером вместе 27 лет проработали, ни за что бы не поверил, если кто мне раньше бы сказал, что так всё обернётся, — следующая история — о человеческой жадности — стара как мир, и, увы, достаточно распространена и в наши дни.

Так бывает: в одночасье ближайший сподвижник собственника решает, что владельцем дела гораздо правильнее быть ему. В ход идет всё, что доступно. А чаще всего это очень многое — ведь отношения строились на доверии. Итог: похищение акций из сейфа, навешенный по подложным документам огромный долг, ну, и по мелочи: сожжённая машина, ночные разборки у подъезда… Пережить одновременно и предательство, и разорение нелегко. Последствия — онкология и инвалидность второй группы.

Многие дела настолько щекотливы, что их участники против публичности даже без указания имен, фамилий и паролей. А некоторые не считаем возможным оглашать мы — по этическим причинам. В заключение совершенно нелишним, как показывает практика, будет напомнить, что законом омбудсмен уполномочен защищать предпринимателя в том случае, если нарушаются его права. А вовсе не «отмазывать» тех, кто сам закон не соблюдает.

Теги: Бизнес

1472

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии. Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если не зарегистрированы.