Гадания на гуще макропрогнозов

07:01 — 01.11.2016

Гадания на гуще макропрогнозов

07:01 — 01.11.2016


На прошлой неделе министр образования и науки Ольга Васильева заявила о внесении в правительство проекта стратегии научно-технологического развития России до 2035 года. Но, как обычно, жизнь опережает любые проекты и прогнозы. Перемены наступают с пугающей быстротой и ломают, казалось бы, так надёжно выстроенные стратегии будущего. Красивые планы отправляются в мусор на следующий день после написания, и приходится составлять новые.

«Чёрные лебеди» загнали в дефицит

Это отнюдь не только российская специфика, общая картина грядущего под вопросом у всего мира. Об этом говорили участники прошедшего Валдайского форума, в том числе и выступивший там Президент РФ Владимир Путин. Сквозная тема мероприятия была сформулирована так: «Будущее начинается сегодня: контуры завтрашнего мира». А оные, по мнению большинства собравшихся, выглядят очень уж неопределённо.

– Существует… дефицит стратегии и идеологии будущего, – констатировал Владимир Путин. – Это создаёт атмосферу неуверенности, которая прямо влияет на общественные настроения. Социологические исследования, проводимые по всей планете, показывают, что жителям разных стран и континентов будущее, к огромному нашему сожалению, чаще всего кажется смутным и мрачным. Оно не зовёт, а пугает. При этом люди не видят реальных возможностей и механизмов что-либо изменить, как-либо повлиять на ход событий.

На фоне таких заявлений любые долгосрочные проекты и прогнозы будущего выглядят не более надёжными, чем гадания на кофейной гуще или картах Таро. Разумеется, стратегия развития на ближайшие 20–25–30 лет есть у каждого уважающего себя государства, вот только придавать ей особого значения не стоит. «Чёрные лебеди» (термин для обозначения непредвиденных событий, коренным образом влияющих на мировую экономику и политику) пошли стаей, и загадывать что-то наперёд, не планируя альтернативы, было бы верхом неблагоразумия.

Варианты… формальности

В 2013 году Минэкономразвития РФ пыталось рассчитать долгосрочный прогноз до 2030 года. Исходили чиновники из того, что по самому пессимистичному варианту в 2016–2020 годах нефть будет стоить 107 долларов за баррель, а к 2030 году Brent подорожает до 158 за ту же единицу измерения. Вряд ли стоит уточнять, где сейчас все эти планы и расчёты.

Урок не пошёл впрок, и пару недель назад министерство представило очередной вариант макропрогноза – теперь до 2035 года. По базовому варианту темпы роста промпроизводства на все ближайшие 18 лет не превышают 2 процентов в год. Инвестиции в основной капитал в долгосрочной перспективе немного оживляются и покажут, по мнению Минэкономразвития, рост в 2025 году до 3,2 против 0,8 процентов в 2017-м, но уже к 2035 году динамика инвестиций снизится до 2,5 процента.

Нефть по этим планам в 2035 году будет стоить порядка 54,9 доллара за баррель. В результате ВВП в том же году растёт на 1,7 процента в год, а зарплаты на 1,6 процента.

Одни считают такой прогноз оптимистичным, другие заявляют о пессимизме чиновников, но лучше всего полагать оный простой формальностью. Особенно забавно читать предсказания относительно курса валют в 2035 году и всю ту же неизменную привязку к доллару, когда уже и сами американцы не уверены относительно перспектив своих вечнозелёных денег.

Всё больше и больше финансовых аналитиков указывают на признаки приближающейся катастрофы в финансовой системе США, а в нашем Минэкономразвития по-прежнему беззаботно рисуют цифры вроде 78,4 рубля за доллар через 18 лет.

Конечно, это лишь «базовый вариант», и, естественно, МЭР запаслось ещё парочкой сценариев – «целевым» и «базовым+». Они выглядят чуть повеселее, но, по сути, играют такую же факультативную роль, что и основной.

При всём богатстве выбора стратегий…

На том же Валдайском форуме, где выступающие упражнялись в собственных представлениях о будущем, экс-министр финансов Алексей Кудрин презентовал свою программу экономических реформ, которые планируется начать после президентских выборов – 2018. В детали широкую публику не посвящали; сообщили лишь, что стратегия, благодаря которой Россия в новых условиях глобальной экономики должна стать сильной, это предлагать те продукты своей деятельности, качественные и конкурентоспособные, которые смогут заместить доходы страны от сырьевого экспорта.

Учитывается ли это очередное экономическое ноу-хау в базовом прогнозе МЭР? Очевидно, нет, поскольку и самой стратегии ещё толком-то не существует.

Но если Владимир Путин и впрямь примет программу Кудрина как руководство к действию, очевидно, что прежние планы правительства придётся существенно корректировать. А есть ещё и стратегия социально-экономического развития, которую президент поручил подготовить правительству и которая пока находится в зачаточном состоянии. В наличии и программа Столыпинского клуба, также рассматриваемая президентом в качестве инструмента экономического развития.

Никто не знает, что за будущее нас ждёт, пока не совершены действия, которые его определят. Стало быть, и гадать на 20 лет вперёд бессмысленно.

Теги: Общество

261

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии. Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если не зарегистрированы.