Разбор

07:01 — 27.10.2016

Разбор

07:01 — 27.10.2016


Рублёвый занавес

В Крыму выдвинули идею ввести специальный сбор для российских туристов, отправляющихся на отдых за границу, – ради большей популярности отечественных курортов.

Михаил Рыхтик, доктор политических наук:

– Мне непонятна эта инициатива. Как они будут собирать этот налог? Пограничнику при выезде надо давать купюру? Турагентствам? А если сам едешь, то что? Идиотизм этой идеи просто зашкаливает. При введении любого налога нужно организовать его обслуживание, в первую очередь. Во вторую очередь – наладить его распределение… В общем, непонятно. Если это ещё один инструмент контроля граждан, то далеко не лучший инструмент.

Андрей Дахин, доктор философских наук:

– Согласен. Регулировать рынок такими административными механизмами – это просто его разрушать и уводить в тень. Все будут ездить, но менее заметными тропами: через знакомых, через приглашения. В итоге туризм будет только увядать. Если цель именно такая, то эта мера хорошая, конечно. А вот роста нашим курортам вряд ли даст, так как качество услуг там пока остаётся низким.

Александр Прудник, социолог:

– Более того, это сильнейший удар по имиджу страны. Поэтому такая инициатива так и останется инициативой, это вздор.

Террористы в Нижнем?

В минувшее воскресенье спецслужбы провели спецоперацию по задержанию и уничтожению людей, которые якобы готовили теракты в Нижнем Новгороде. Так ли это на самом деле – официальной информации нет, но сама ситуация дала повод поговорить о том, какую угрозу сегодня представляют для нижегородцев радикальные экстремистские группировки и как с этим бороться.

Андрей Дахин:

– Такие угрозы есть, и мы на прошлой неделе на общественном совете при министерстве внутренней политики Нижегородской области обсуждали их с представителями диаспор и общественниками. Особенно эти риски велики в среде мигрантов, которые и на родине не смогли устроиться, и здесь (многие) не находят себе места – я имею в виду не столько рабочее, сколько место в социуме.

Молодые люди, не адаптированные к жизни в России, сбиваются в кучки и не делают ничего, просто болтаются по улицам. Они отличная мишень для разных радикальных течений. И наша задача – создавать конкуренцию этим «злым» идеологиям, создавать социокультурные центры притяжения для таких людей, места и мероприятия, на которых они могли бы почувствовать себя частью целого, понять, что они тут не одни. Это очень поможет в борьбе с радикализмом.

То же самое относится и к нижегородцам. Сейчас строится много новых кварталов, но с социальной точки зрения это «пустыри»: там мало каких-то центров сосредоточения культуры и досуга, люди разобщены. Застройщикам нужно учитывать этот факт при планировании – заселять первые этажи некоммерческими организациями, устраивать социальную инфраструктуру, создавать сообщество.

Александр Прудник:

– Современный терроризм, с которым сталкиваются в разных европейских странах, носит черты так называемого «городского партизанского движения». Он зародился в 60-е годы XX века в Германии, в крупных городах, там, где появлялись кварталы однотипных высоток, построенных после войны, – там так и не сложилась привычная для Европы городская среда. Даже наоборот, эта среда стала почвой для развития «городских партизан», с ярко выраженным социальным протестом. На новом этапе движение приобрело этнический и религиозный характер, но причина так же – массовая концентрация разобщённого «внутри себя» населения. И как только появляется какой-то центр притяжения, молодёжь начинает туда «подтягиваться». Сейчас этими «точками кристаллизации» в подобных районах европейских городов становятся радикальные исламисты. Аналогичные процессы возможны и у нас.

Михаил Рыхтик:

– Может, это и так, но я считаю, что когда планируется такая застройка (десятки типовых многоэтажных домов с одинаковыми квартирами), то изначально не может быть никакой комфортной социокультурной среды. И никаких сообществ, ведь застройщик вложил деньги, ему нужно их отбить с прибылью, это бизнес. Поэтому в наших реалиях такое практически невозможно.

Страхи Европы

Иностранные средства массовой информации пестрят статьями, в которых всерьёз рассматриваются возможные планы нападения России на различные европейские страны. Военные эксперты оценивают шансы их армий выстоять против русского спецназа, пытаются разобраться, хватит ли им сил сдерживать атаку до прихода армии США. Показательным стало и то, что проход российских кораблей через Ла-Манш в прошлую пятницу заставил поднять в воздух самолёты и выйти в море корабли вооружённых сил нескольких европейских стран (Бельгии, Франции, Великобритании). К чему это всё?

Михаил Рыхтик:

– В сентябре я участвовал в конференции в Вашингтоне и честно могу сказать: этот визит выявил, неожиданно для меня, высочайший уровень страха и русофобских настроений в американском экспертном сообществе. За 25 лет моего пристального внимания к отношениям между США и Россией было разное, но такого уровня абсолютного неприятия я ещё не встречал.

Действительно, американские и европейские военные и аналитики всерьёз обсуждают силовое решение выхода из кризиса, в том числе и в ситуации на Донбассе. При этом на вопрос, что вы будете делать с населением в таком случае, звучит ответ: «Ну а сколько там осталось?» Страшно…

В связи с этим российские меры выглядят абсолютно адекватно: армия демонстрирует свою боеспособность, свою подготовленность, ведь степень ожидания именно силового решения по разным спорным вопросам слишком велика. А этих спорных вопросов – множество. Мы ещё не вспоминаем Северную Корею. Ведь у Клинтон, которая, скорее всего, станет президентом, есть «пунктик» по этому поводу: её муж не сумел решить вопрос в 90-е прошлого века, хоть и пытался, теперь решать будет она. Здесь ещё Филиппины, Сирия, Йемен…

К тому же этот страх помогает американцам сменить «повестку дня» в Европе: Европа со своим социализмом жёстко критиковалась США, и сейчас этот социализм можно свернуть, прикрываясь российской угрозой.

Александр Прудник:

– Эти страхи в массовом сознании европейцев и американцев носят иррациональный характер, потому что есть ощущение накапливающихся проблем, которые переплетаются, а механизма решения – нет. Высок соблазн каким-то одним решительным действием разрубить этот узел: общественное мнение по отношению к России сформировано на таком высоком негативном градусе, что любое политическое или силовое действие общественность примет. Иное дело, у элит существует страх, что такая вот попытка «рубануть с плеча» приведёт к резкому обострению ситуации, а не к разрешению. Тем более Европа за XX век дважды натыкалась на эту иллюзию «простых решений» с катастрофическими последствиями.

В целом же эти страхи связаны с их собственными проблемами, а не с нами. Мы им никаких угроз не несём.

Андрей Дахин:

– Вторая холодная война открыла свой счёт. Мы видим, что сейчас немного другие механизмы, чем в предыдущей холодной войне, но суть явления та же – охлаждение в системе международных отношений. Причём этих холодных «поясов» несколько: Запад и Россия, Запад и Китай, Запад и Индия. Всё это сложно сплетено, взаимодействует, но всё пересекается на нас, мы в центре.

Обратите внимание, как мы сразу же «вспомнили» опыт прошлой войны, перестроили свою информационную среду под новые задачи – отбивать информационные атаки (рефлекс ещё не угас). Отладили инструменты сдерживания: военный арсенал, армия, дипломатия – всё переведено в регистр напряжённости и охлаждения.

Я бы не стал называть это «страхи Европы». Сейчас там поколения, которые никогда не воевали, они забыли, что это такое, с какими лишениями это связано. А кто помнит – им не дают говорить. То есть это, наоборот, наивное бесстрашие, ведь люди, кроме как в компьютерных играх, нигде войны не видели.

У нас же не забывают, что такое мировая война. Да и воевать мы, по сути, не переставали – Афганская, Чеченская … Так что российское общество понимает, что это не игрушки, и это помогает нашей стране более адекватно воспринимать действительность.

Теги: Общество

1269

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии. Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если не зарегистрированы.