Юлия Муранова: «Я всегда шла через открытую дверь»

06:00 — 06.10.2016

Юлия Муранова: «Я всегда шла через открытую дверь»

Автор фото: Георгий Ахадов

Юлия Муранова: «Я всегда шла через открытую дверь»

06:00 — 06.10.2016

Одни представляют её нежной и ранимой красавицей-блондинкой и сказочной принцессой, а другие – рыжей бестией, способной на грандиозные аферы. Кем только не видели поклонники Нижегородского театра драмы актрису Юлию Муранову за четверть века...

Голоса

Корни предков Юлии идут из казачества. Её бабушка обладала уникальным голосом: когда она пела на крыльцах в церкви, её было слышно по всей деревне. В доме всегда пели – с самого утра, занимаясь домашней работой. Чудо-малышка, похожая на фарфоровую куклу с длинными белыми кудрями, могла стать Анжеликой или Стеллой. Но бабушка сказала: имена не церковные, и назвали девочку в честь родственницы-блокадницы – Юлией.

– Был в семье ритуал: меня наряжали, расчёсывали, бабушка шла по селу, я забиралась на пенёчек и пела, – вспоминает Юлия. – Пела и на скамейке в электричке по пути в детский сад.

– Почему же не пошли в консерваторию?

– Я очень хотела стать юристом или художником-модельером, но что-то не сложилось. Пошла в театральное. После первого курса меня собрались отчислять за профнепригодность: в жизни я человек стеснительный и закрытый. Но вступились преподаватели. В итоге часто меня приводят в пример, что вот собирались отчислять, а всё хорошо сложилось.

Идеальная пара

– С мужем вы познакомились в первые дни учёбы в училище. Как случилось, что вы, студенты, завоевали титул лучшей семейной пары страны?

– Это был 1990 год, мы учились на четвёртом курсе, отдыхали летом на родине мужа в Кинешме. Увлекались фотографией, увидели объявление в газете про конкурс «Супруга года». Прислали на него фотографию, а на состязании в Питере попали в десятку и уеха­ли на финал в Стокгольм.

– Ничего себе поворот!

– В Стокгольм приехали с гастролей, без одежды, не было даже шампуня! У меня началась истерика: как выступать? А муж сказал: хоть Швецию посмотрим!

В итоге кофту протащила до талии, рукава засовала в карманы (получилась юбка. – Авт.), а сверху надела рубашку мужа. Так и выступала. Когда нас объявили лучшими, был шок. Домой вернулись с абсолютно ненужным нам компьютером – газеты писали, что мы привезли чуть ли не машины. Это закончилось тем, что у нас обворовали квартиру.

В театре драмы премьера – лирическая комедия «Осеннее танго». В роли Сильвии – Юлия Муранова!

Кошка

– Говорят, вы хотели бросить профессию. Почему?

– Оканчивая училище, начала учиться в Институте театрального искусства – это была абсолютно другая эстетика. Я забрала документы, решив, что с театром покончено. И тут звонит директор училища Татьяна Васильевна Цыганкова и говорит: иди в драму и вразумительно скажи Вихрову, будешь ты у него работать или нет. Оказывается, она за меня попросила. Я пришла в театр, чтобы сказать, что не собираюсь туда идти. Захожу на вахту, где зав­труппой даёт мне в руки пьесу «Кошкин дом» и говорит, что через три дня выезд!

– А что сказал вам худ­рук?

– «Я тебя не помню ни в одном студенческом спектакле, но вот платье на выпускном концерте у тебя упало очень эффектно!» Потом пошёл спектакль за спектаклем, и затянуло. Хотя всё это время я успевала записывать песни, ездила на фестиваль «Ялта – Москва – Транзит». Александр Градский мне сказал: нужно делать выбор, а не совмещать два стула. И я … выбрала театр.

Фильмы

– Как случилось, что вы сыграли розовую любовь в фильме «Лакомый кусочек»?

– А если я играю убийцу, вас это не смущает? Это абсолютно такая же актёрская работа, как другие. Сестра друга в Америке училась кинематографии, снимала выпускную работу. Визу мне не дали, и она приехала сюда, в закрытый Горький, и с темой, которой в Советском Союзе быть не могло! Фильм снимали на коленке, за смешные деньги. Но было интересно!

– Почему же вы не продолжили кинокарьеру?

– Побывав на паре проб, я поняла, что кино – другая профессия, которая ко мне не имеет отношения. Может, годам к шестидесяти, когда все московские актрисы будут в ботоксе, понадобится актриса, у которой морщины заложились в правильном порядке, и тогда я пригожусь. Вон в Америке уже некому играть бабушку с судьбой, – смеётся Юлия.

Сказки и трагедии

– В нашем театре драмы мюзиклы появились задолго до того, как они стали суперпопулярными в стране. И вы все там пели вживую.

– Естественно! Самым первым был «Али Баба и сорок разбойников». Мюзиклы появились благодаря смелости Василия Фёдоровича Богомазова. Он обладал удивительным чутьём – «О, Мирандолина!», «Хелло, Долли!» стали культовыми спектаклями. Девять месяцев танцевальных репетиций по шесть часов. Аппаратуры толком не было – микрофончики клеили на щеку на скотч. Потом поставили «Два часа в Париже», «Фанфан» – спектакли невероятной красоты!

– Как произошёл переход от принцесс к классическим героиням?

– На самом деле Принцессу в «Коте в сапогах» я перестала играть первый сезон. А переход к драматическим ролям произошёл тоже благодаря Богомазову. Он брал и бросал меня в спектакли. Когда была «Любовь под вязами», меня поздравили с ролью, а я села, прочитала, и мне поплохело. Начали репетировать – чем дальше, тем страшнее. Валерий Никитин за две недели до премьеры сказал: готовь замену на всякий случай. Жаль, спектакль шёл недолго, так же как и «Три товарища». Был длительный период, когда было много таких ролей: «Гроза», «Прости меня, мой ангел белоснежный». Я очень от них устала, мечтала о комедиях, и они пришли! Теперь опять пострадать на сцене хочется.

– Что дают вам комедии?

– Это возможность поднять себе внутреннее настроение. В комедиях позволено всё, а побыть без косметики, как в «№ 13», – это то, что бы я хотела на перспективу. Чтобы у меня было такое лицо, которое позволяло бы работать без грима.

Эфир

– Вы ещё и радиоведущая, поклонники на сайте пишут дифирамбы вашему нежному голосу…

– Это тоже из серии «случайно». Большое спасибо моему педагогу по речи – Анатолию Захарову, который этот голос из меня вытащил. Я стала фирменным голосом канала «Ностальжи», который превратился в «Хит FM». Была я там и программным директором. Даже не помню, сколько на этой радиостанции работала.

– Что для вас радио и что любят слушатели?

– Актёр – один большой инструмент, это свое­образное испытание инструмента. Мне было более интересно создавать всевозможные проекты. Сумасшедшие акции прямо в эфире. Отдельная история – интервью с интересными людьми.

– Что же главное для вас сегодня?

– Мне повезло в профессии: до тридцати пяти я сыг­рала столько всего, что хватило бы на целую театральную жизнь. Сейчас перехожу в новое качество, в другую возрастную категорию. Это что-то новое и осторожное. Азербайджанкой на сцене была, в недавней пьесе сыграла еврейку. И вот – снова премьера! А сегодняшнюю мою настоящую жизнь пусть додумывают!

– И какая же главная ваша черта характера – повод к таким раздумьям?

– Я человек очень увлекающийся. И всегда своим новым увлечением выношу мозг абсолютно всем. Кулинарные изыски были, а тут решила, что могу выращивать на окне помидоры и перцы. В итоге у меня всё передохло, и я поняла, что это не моё! Что дальше – увидим.


Анна Фаликова в спектакле «Одноклассники» по пьесе Юрия Полякова. (Тяблов - заслуженный артист России Сергей Блохин, Черметов - заслуженный артист России Николай Игнатьев)


Пия в спектакле «Остров грехов» по пьесе Уго Бетти. В роли Анджело – заслуженный артист России Алексей Хореняк


Банин 40-х годов в спектакле «Последний поединок Ивана Бунина» по пьесе Рустама Ибрагимбекова

Теги: Театр, Культура

2730

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии. Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если не зарегистрированы.