Дорога к дому Германа Арзамазова

07:01 — 08.09.2016

Он мечтает о том времени, когда можно будет уехать в родное Шубино не в отпуск, а с весны и до осени

Он мечтает о том времени, когда можно будет уехать в родное Шубино не в отпуск, а с весны и до осени

Автор фото: Наталья Ермакова

Дорога к дому Германа Арзамазова

07:01 — 08.09.2016

Удивительно было встретить в шарангской деревеньке, пропитанной духом запустения и вымирания, добротный старинный двухэтажный дом под новенькой красной крышей и его улыбчивого подтянутого хозяина, похожего на героя американских вестернов. Впрочем, одной жизни Германа Арзамазова хватило бы на несколько фильмов: исторический, приключенческий и фантастический.

Начало начал

Там, где шарангские леса, перемежающиеся полями, рассекает речушка, на пригорке когда-то обосновалась деревня Шубино. Полсотни крепких, основательных домов, говорящих, что люди поселились здесь всерьёз и надолго. Но поредела деревня в годы войны, когда из 44 ушедших на фронт шубинцев вернулись домой лишь 20. И заново ожила в послевоенное время, наполнилась чистыми детскими голосами. Один из них принадлежал обыкновенному мальчишке по имени Герман, появившемуся на свет весной 1946-го в семье председателя колхоза и учительницы русского языка и литературы.

Среди другой деревенской ребятни средний сын Арзамазовых ничем не выделялся, вместе с другими окончил начальную школу в родной деревне, потом семилетку в Дёмино и последний класс в Шаранге. Страстно мечтал о небе, видел себя лётчиком, а поступать отправился в Санчурское медучилище. И разве мог он тогда представить, что покидает отчий дом почти на полвека.

Какие мотивы побудили его стать врачом?

– Мама у меня умерла очень рано, в 36 лет, – погрустнев, отвечает Герман Семёнович, – молодая, красивая, а тяжелейшего заболевания не перенесла… Но, решив заняться медициной, я от мечты не отказался. Закончив учёбу и получив специальность фельдшера, отправился служить в армию на Сахалин. И каждый год рапорты подавал – просил направить в лётное училище. Все три года службы получал отказ, а потом по возрасту было уже поздно.

К врачу общей практики Арзамазову до сих пор стремятся попасть многие пациенты.

По тропке млечного пути

По дороге из армии Герман заехал в Пермь к сестре Тамаре, где поступил в Государственный медицинский институт. С четвёртого курса перевёлся в Москву в Первый медицинский имени Сеченова. На предварительном распределении будущий врач-хирург предпринял ещё одну попытку приблизиться к мечте – попросил направить поближе к космонавтам.

И начался непростой, но очень интересный период предполётной подготовки: физической, технической, психологической и профессиональной по всем направлениям медицины – хирургия, терапия, неотложная помощь…

Через 10 лет подготовки он вошёл в состав дублёра советско-афганского экипажа. Надеялся полететь, когда в экипаж вновь ввели космонавта-врача. Планировался очень длительный полёт – в полтора года. Но отборочная комиссия решила в пользу другого, несмотря на доводы Арзамазова, с которыми он открыто выступил на заседании. Хотя, возможно, некоторых и смутила такая смелость кандидата в космонавты. И невдомёк им было, что этот человек с самого детства привык лицом к лицу встречать любую опасность.

Из руин возрождённый

Через два года тренировок он подал заявление об отчислении из отряда на пенсию по стажу. Хороший космонавт-исследователь оказался замечательным врачом-универсалом. Это показали два года работы в российском консульстве в индийском Бомбее и более

10 лет в различных клиниках столицы.

...К тому времени от родной деревеньки мало что осталось. Разъехалась молодёжь, ушли старики. Те дома, что не смогли сломать и вывезти люди, не пощадило время. Изредка наведываясь в родные места, Арзамазов мог лишь констатировать, что природа не любит пустоты и стремительно заполняет дикой порослью огороды, дворы и брошенные дома. Но это было то место, где просыпались самые далёкие и тёплые воспоминания, к которому притягивала необъяснимая сила, по которому тосковала душа.

– А последней каплей стали незваные гости из тёплых стран, по-хозяйски обосновавшиеся в уже основательно разрушенном отчем доме, – говорит Герман Семёнович. После разговора они, конечно, ушли, а я окончательно решил взяться за его восстановление.

В горнице его светло

Было это пять лет назад, и тогда мало кто верил, что из этой затеи что-либо получится. Ни крыши, ни перекрытий, голые стены, частично лишившиеся штукатурки и отдельных кирпичей, месиво из которых вперемежку с бурьяном «украшало» горницу. Но Арзамазов не привык пасовать перед трудностями и, разбив палатку в своём бывшем саду, взялся за дело. Работал сам, нанимал рабочих, которые вырубали, вычищали, восстанавливали и выстраивали. Cкважину на воду пробурил.

Свой бензогенератор ток даёт.

Супруга Арзамазова – коренная москвичка Галина Валерьевна всему этому очень рада. Но Герман Семёнович критически замечает, что дел здесь ещё немало. Твёрдо уверен: в Шубино снова зазвучат людские голоса. И молодые яблони вырастут на смену старым. Только дорогу бы ещё подлатать...

И так хочется надеяться, что пример Арзамазова воодушевит его земляков. Может, так общими усилиями и возродится заброшенная русская деревня. И не одна она.

Теги: Общество

1533

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии. Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если не зарегистрированы.