В поисках роста

07:01 — 06.09.2016

В поисках роста

07:01 — 06.09.2016


Завершившийся в китайском Ханчжоу саммит G20 в очередной раз продемонстрировал готовность мировых лидеров к поиску путей преодоления экономического кризиса, всё более напоминающего вялотекущую рецессию, захватывающую всё новые и новые страны. Особенно старались хозяева саммита. Китайцы приняли гостей с восточной щедростью и размахом, предложили обсудить и подписать свои инициативы по преодолению кризиса, старались совместить роль воодушевляющего лидера с ролью равноправного партнёра. Саммит, конечно, удался. Вопрос в том, что будет дальше.

Середина на половину

Один политический обозреватель в преддверии саммита в Ханчжоу пошутил, что у китайских инициатив шансов на успех 50 на 50: либо примут, либо нет. Но в каждой шутке лишь доля шутки. Поскольку даже в случае принятия, оформленного подписанием соответствующих деклараций, шансов на их выполнение тоже примерно 50%.

Накануне саммита МВФ выпустил специальную аналитическую записку, из которой следует, что за два года было выполнено лишь 55% обязательств, взятых лидерами стран «двадцатки» в Брисбене в 2014 году, и 45% обязательств, которые они приняли годом позже в турецкой Анталье. Следствием такой необязательности стало то, что задача, поставленная в Брисбене – увеличить суммарный ВВП стран G20 на 2% к 2018 году (в реальном выражении – на $2 трлн), – сейчас представляется невыполнимой. Теперь МВФ признаёт, что в случае реализации всех мер, запланированных два года назад, ВВП стран G20 вырастет к 2018 году лишь на 1%. Аккурат половина того, что задумывалось.

Так что сколько бы ни было запланировано и подписано в Ханчжоу действий и мероприятий, делить их, исходя из опыта, надо минимум на половину. И на ту же половину (минимум!) нужно делить все планы по увеличению мирового ВВП силами «большой двадцатки». По мнению главы МВФ Кристин Лагард, прогноз по росту мирового ВВП в 2016 году, скорее всего, будет ухудшен, поскольку фонд получает «не очень хорошие сигналы» по макроэкономической статистике. В то же время МВФ отмечает, что порядка 60% ожидаемого роста ВВП «двадцатки» к 2018 году будет обеспечено за счёт усилий развивающихся рынков, на которые приходится больше половины ВВП G20.

Тающие надежды

На развивающиеся экономики инвесторы и экономисты по-прежнему надеются; особенно же, по привычке, надеются на Китай. Но именно в последний год надежды эти стали таять, и тот же МВФ бесстрастно отмечает, что падение темпов роста Китая вызвано переориентацией его экономики с инвестиций на потребление и с внешнего спроса на внутренний. Каковой процесс дорого обходится торговым партнёрам Китая, зависящим от спроса на их экспорт в КНР, и может вызывать – вызывает! – всплески финансовой волатильности.

С другой стороны, у Китая нет никаких обязательств перед «мировой экономикой», и он никогда не обещал поддерживать мировой ВВП за свой собственный счёт. Учитывать интересы других мировых игроков в контексте со своими собственными допустимо, но ставить их в приоритет – вряд ли. Сейчас у Китая в приоритете другое: он не намерен больше работать глобальным экономическим локомотивом и хочет перебраться в салон-вагон или, как минимум, в купе. Даже «плацкарт» китайцев больше не устраивает, они хотят начать жить по стандартам развитого мира. Меньше «грязной» дешёвой работы, больше высоких технологий, кредитов и потребления – так, если вкратце, можно сформулировать новую экономическую доктрину.

Издержки благосостояния

Правда, переход к высокотехнологичной экономике, автоматизация, роботизация – всё это приводит в Китае к закрытию тысяч устаревших производств и серьёзному увеличению безработицы. Социальная поддержка до сих пор ещё весьма слабо развита, если не сказать больше, по сравнению с ведущими развитыми странами. И десятки миллионов неквалифицированных безработных автоматически оказываются на пороге нищеты, что повышает социальное, а затем и политическое напряжение в обществе.

Ставка на рост качественного потребительского импорта, сделанная китайским руководством, придётся по вкусу среднему классу, но приведёт к оттоку валюты, во-первых; а, во-вторых, к проигранной конкуренции многих национальных предприятий, их закрытию и опять-таки росту безработицы. Стимуляции внутреннего спроса и потребления, чем озабочен сейчас Пекин, это поможет вряд ли.

Теги: Экономика

424

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии. Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если не зарегистрированы.