Этот дерзкий Сухоруков

07:01 — 11.08.2016

Этот дерзкий Сухоруков

Автор фото: Фото Георгия Ахадова и из архива Виктора Сухорукова

Этот дерзкий Сухоруков

07:01 — 11.08.2016

Виктор Сухоруков – актёр, которого знают все. Ну, или почти все. Для одних он Брат, палящий из пулемёта «Максим». Для других Павел I, так и не поверивший в предательство. Для третьих – скромный священник Филарет. А недавно во время гастролей Театра на Малой Бронной нижегородцы увидели его в роли Тартюфа.

Розочка из перехода

– Когда Короля Солнце кто-то не устраивал и неугодный попадал к инквизиторам, первый вопрос был: «Смотрели ли вы «Тартюфа» и сколько раз?» Что для вас значит эта роль?

– Я её люблю! Она позволяет мне импровизировать, озорничать, встречаться с прекрасной актёрской командой. Эта роль украшает мою биографию, я позволяю себе маленькие вольности. Главное – чтобы зрителю было интересно. Вот лежит розочка – её не было на эскизах костюма. Она мне глянулась в подземном переходе, и я её надеваю во втором акте на свой костюм. И шарфик сам купил!

– А почему всё такое жёлтенькое?

– Я начинаю спектакль, замотанный тряпками и серыми бинтами. Словно кокон, такая личинка – только личико видно. А в процессе спектакля тряпки отваливаются, и из этого кокона вылупляется птенец, который превращается в монстра. В финале я лечу в воздухе в огромных жёлтых одеяниях, как капуста. Лимонного цвета чудовище, аферист, добравшийся до власти.

Прокурор ролей

– Как же вам удаётся наделить очарованием отвратительных героев?

Мне не надо славы с блеском,

рож из камня,

меди с треском.

– Я исследую своего персонажа. Превращаюсь в следователя, ищу плохое и хорошее, становлюсь его адвокатом и прокурором. Нужно обнаружить, за что его можно любить, тогда он вызовет интерес у зрителей. Я хочу быть непредсказуемым!

– Так вот откуда возник ваш Порфирий Петрович!

– В театре Моссовета я его играю в спектакле «Р. Р.Р.». Для него главное – не обнаружить преступника. Интуитивно он понимает, что Раскольников убил старушек, но он его не ловит, а провоцирует. Чтобы тот сам осознанно пришёл, признался и этим спас бы себе несколько лет жизни.

Клевать искусство из ладоней

– Иногда говорят, что после ухода Петра Фоменко не осталось настоящих режиссёров. Что скажете на это вы – человек, который с ним столько работал?

– Пётр Наумович – это величие. Я начал клевать искусство из его ладоней. Когда я окончил ГИТИС, он пригласил меня, юношу, на главную роль – старика Егорыча в пьесе по Василию Белову. Я бросил Москву, забрал диплом и оказался в Ленинграде. Фоменко – уникальный. Такого не было и не будет. Сейчас есть режиссёры, которых можно назвать модными, современными, авангардными. Но не сильными и глубокими. Режиссёр должен быть немножко сумасшедшим. Если я сочиняю и фантазирую на тему одной роли, то режиссёр должен собрать все эти фантазии и объединить под собственной идеей.

Я до сих пор надеюсь встретить режиссёра интересного, неожиданного, странного. Но никогда не скажу – своего. Я не в том возрасте, чтобы его искать.

Ничего не бойтесь!

– Давайте поговорим о кино. Многие говорят, что лучше вас Павла I никто уже не сыграет…

– Играли до меня, сыграют и после. Когда я репетировал царя Фёдора Иоанновича в «Царстве отца и сына» в театре Моссовета, интересовались: «Не боитесь, что вас будут сравнивать со Смоктуновским?». Не боюсь! Я буду сильнее всех, вместе взятых! Это дерзкие ответы, но… Многие роли до меня кто-то из великих уже играл, но почему-то именно Сухорукову задают такие вопросы. Если говорить о Павле – пусть берутся и работают. Это будет их Павел, а не сухоруковский.

Превращение

– Как случилось, что из мальчиша-плохиша в кино вы превратились в императора и священника?

– Из 80 фильмов, в которых я сыграл, многие можно отбросить, и на ладони моей останутся шесть-семь, которыми я дорожу. По ним можно судить о диапазоне артиста Виктора Сухорукова. Павел в обойме моих лучших из лучших ролей, так же как и отец Филарет в фильме «Остров» Павла Лунгина. Она позволила мне продемонстрировать качества, которые у меня есть, но никогда не были востребованы: смирение, умиротворённость. Я показал всем другого Сухорукова. Или «Агитбригада «Бей врага!» Виталия Мельникова, персонажи из фильмов Станислава Говорухина «Не хлебом единым», «Пассажирка», «Уик-энд» – фильмы, где я приходил к зрителю совсем другим человеком. Это мой золотой фонд. Мне близки и кино, и театр – и там, и там я нужен. Они сделали Сухорукова. А роднее всегда там, где любят.

Всего по чуть-чуть

– Кстати, про родину. Как-то вы говорили, что, когда будет свободное время, приедете в деревню и будете читать. А что именно?

– Я много чего не прочитал. И преподавать-то отказываюсь, хоть зовут часто, потому что у меня мало знаний. Но только соберёшься почитать, видишь: земля огромными глазами сморит на тебя, говорит: не думай ни о чём, будь со мной. И когда я нагибаюсь сорвать травинку, находится много дел, которых требует земля.

– И что же главное в вашем саду?

– Цветы! Сажаю и картошку, и капусту, свёкла хорошая родится. В этом году кукурузу посадили и подсолнухи. Всего по чуть-чуть…




Теги: Культура

1361

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии. Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если не зарегистрированы.