Мыло-мочало – всё начать сначала

06:00 — 28.07.2016

Получив статус всероссийского, фестиваль радовал два дня. Впервые он собрал участников из более чем 20 регионов России.

Получив статус всероссийского, фестиваль радовал два дня. Впервые он собрал участников из более чем 20 регионов России.

Автор фото: Сергей Храмошкин

Мыло-мочало – всё начать сначала

06:00 — 28.07.2016

В минувшую субботу тысячи людей напряжённо следили за… погодой в Городце. Синоптики обещали дождь. Признаться, очень не хотелось, чтобы небесная канцелярия подмочила праздник — XV фестиваль «Мастеров народных братство», получивший в этом году статус всероссийского.

Лекарство для души и рук

А небо, между тем, хмурясь, то и дело грозилось дождём. Но настроение, с которым собрались здесь люди, похоже, не испортить даже ему.

— Ну и пусть себе начинается, — машет рукой Ирина Беженцева из Ковернинского района. — Мы пуганые. Мастеров только жалко. Вон их сколько, красоты навезли.

Улочки центра и правда напоминают шумную ярмарку. И, надо же, первую, кого встречаем, Настя Суворова, раскладывающая на столе свои имбирные заварные пряники ручной росписи. «НП» писала об удивительной пряничной истории этой семьи в феврале. Обнялись, как добрые друзья.

— Насть, простите, я сюда, — делаю шаг в сторону её соседки, расставляющей на столике удивительные глиняные вазочки и крынки. Признаюсь, изделия из глины — моя слабость. А для мастера гончарного дела Ольги Кайницкой из Городца — способ… не работать.

— Знаете, как говорят: найди работу по душе и не будешь работать ни дня. Это почти про меня, — смеётся она.
Ольга педагог-психолог. А творчество было её хобби. Но так сложилась жизнь, что именно оно стало в ней главным делом.

— А правда, что глина лечит руки — кожу, суставы? — спрашиваю.

— Глина, прежде всего, душу лечит, — у Оли нет сомнений.

— Очень красиво, — рассматриваю крынку, по которой плетётся виноград.

Секреты Ирины Секретовой

Кстати, заметила: когда хвалишь творения мастеров, они радуются, словно вот сейчас им вручили самую престижную награду. Для них такие фестивали, ярмарки — возможность не только заработать, но и быть оценёнными, поделиться секретами ремесла.

Рядом с Ириной Секретовой из Краснобаковского района выстроились в ряд домовушечки — так ласково называет она своих домовых.

— Причёска веничком — нечисть из дома выгонять. Косичка — чтобы вся семья крепко переплеталась, — у Ирининых симпатяг всё по правилам. — Сделаны из липы — самого доброго дерева.

Рядышком — мочалки. Словно конский хвост, завязанный узлом.

— Липа хорошую энергетику отдаёт, — рассказывает Ира. — А мочало из неё… Выходишь из бани — поры открываются, кожа дышит, а душа радуется.

Смотришь на этот мочальный «хвост». Вещица с виду примитивная. А как узнаёшь, сколько труда в неё вложено, у самой волосы дыбом встают да в хвост собираются. Дерут липу раз в год, всего неделю — в начале июня, когда она цветёт. Потом связывают, кладут в болото или озеро. Там она под гнётом вымачивается ещё недели три-четыре. Вытаскивают — на вешала закидывают, чистят. Сохнет недели две-три. Всего процесс подготовки занимает четыре (!) месяца. Вот тебе и примитив!

Елена — королева ангелов

Небо продолжает фырчать редкими брызгами, а в маленьком королевстве ангелов и фей Елены Пичаевой из Нижнего Новгорода царит умиротворение. Её куколки в стиле норвежской Тильды — девушки загадочные, каждая со своим именем и индивидуальностью.

— Я выкройки делаю сама, — признаётся Елена. — И для каждой сама придумываю историю. Вот эти две дамы — гостьи из Прованса. Привезли в своих сумочках нам оттуда лаванды. А эти ангелы — хранители сна…

Лена взахлёб рассказывает не только о своих куклах, но и о любви к городецкой земле — хлебосольной, гостеприимной.

— Мы сюда частенько приезжаем просто побродить по этим старинным улочкам, без суеты, — говорит она.

Для Елены Метелёвой из Кирова субботним утром это было пока только мечтой.

— Я впервые в Городце, — улыбается женщина. — Очень красивая пристань, виды.

Керамические изделия Лены отличаются от всего, что есть на фестивале. А вот её история далека от эксклюзивной. Она, как и многие мастера, с которыми довелось познакомиться, оставила основную работу, чтобы заниматься тем, чего просит душа. И начала всё сначала.

— Я 30 лет прослужила в банке, керамика была моим хобби, — признаётся. — А потом решила полностью ей отдаться. Вроде и не такой доход, как на прежней работе, но не жалею. Деньги — хорошо, но человек ведь рождён для радости, — убеждена кировчанка.

Наша область — лидер среди регионов России по числу сохранённых видов народных промыслов.

Лоскут-диктатор

По ярмарочным рядам бродить можно бесконечно. Вот мастер строгает деревяшку, точно картошку чистит. Только отвернулся, а у него уже в руках ложка. Рядом мёд течёт рекой. Чуть поодаль — мыльное царство. Мыло, сваренное вручную, — вещь удивительная. Да если ещё с липовой мочалкой… Да в баньку бы…

Баньки не предвидится, а вот с водой проблем нет. Небушко наконец прохудилось — ливануло так, что мало не покажется. Но только не нам.

Молодёжь рассматривает патефоны, перебирает пластинки к ним. Удивляются:

— Настоящие? А они точно играют?

Конечно, настоящие. Здесь на фестивале всё настоящее, исконное. Вот и в городецкой мастерской «Параскева» считают: коль уж хранить русские традиции, так во всём. И не употребляют «англорождённое» слово «пэчворк». Говорят по-нашему: лоскутное шитьё.

— Самое главное, слушать лоскутки, — считает руководитель мастерской Вера Кострова.

— А они что у вас, разговаривают? — удивляюсь.

— Ещё как! Порой задумаешь одно, начнёшь, а они говорят: не то делаешь. Приходится прислушиваться. Могут сюжет поменять.

— Портрет превратить в пейзаж?

— Ну, не настолько они деспотичны, — смеётся Вера Аркадьевна. — Но вот заставить сменить лицо могут.

Кони привередливые

Ливень почти заглушает музыку, плывущую с набережной Революции. Здесь, у памятника Александру Невскому, уже готова сцена. И вдруг, за несколько минут до открытия фестиваля, словно оглушительные фанфары, сверху на Городец опрокидывается ушат солнца. В его лучах серебристые дымники в виде лошадок и петушков смотрятся особенно эффектно.

— Это сын Артём вырезает из оцинковки, — говорит Антонина Бодрова. — Моему папе 90 лет, он всю жизнь дымники делал, и вот теперь внук продолжает семейную традицию.

— Я бы такого конька на трубу в доме деревенском с радостью посадила…

— Это да. Только вот сделать его ой как трудно. У нас в Городце всего двое этим редким ремеслом занимаются. Так не хочется, чтобы оно погибло…

Вот чтобы не погибло — ни это ремесло, ни другие промыслы, — и проводятся на нижегородской земле такие фестивали.

— Я отгул на работе взяла, чтобы сюда попасть, — говорит Вера Карпычева из посёлка Ильинского Городецкого района. — Очень люблю рукотворные вещи. В них столько души и тепла, — она запинается на секунду, подыскивая верное слово. — И таланта.

Теги: Культура

1172

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии. Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если не зарегистрированы.