Выбор экономической модели

06:00 — 16.06.2016

Выбор экономической модели

Автор фото: Николай Бравилов, Юрий Правдин, коллаж Сергея Курдаева

Выбор экономической модели

06:00 — 16.06.2016

«Пожалуйста, найдите мне одноглазого экономиста! А то я только и слышу: «Если посмотреть с одной стороны… Если посмотреть с другой стороны...» – жаловался Герберт Гувер, на чьё президентство пришлись начало и пик Великой депрессии в Соединённых Штатах Америки. Наверное, схожие ощущения испытывает сейчас и Владимир Путин, которого окружают экономисты разных школ с порой диаметрально противоположными концепциями выхода из кризиса. Каждый настаивает на своём видении ситуации и своих предложениях по её исправлению. Сходятся все только лишь в одном: экономика в кризисе. И надо его как-то преодолевать.

Дискуссия без монополии

25 мая Владимир Путин собрал в Кремле закрытое заседание. Нет, там не звучали какие-то сверхсекретные данные о состоянии экономики, о которых широкой общественности не следует знать, – судя по скупым утечкам. Там всего лишь обсуждали концепции экономического развития страны на ближайшие десятилетия. И, видимо, Путин специально закрыл это заседание для прессы, чтобы участники могли высказываться свободно и без обиняков. И, видимо, было там немало такого, что дало президенту обильную пищу для размышления.

Президент с самого начала обозначил параметры дискуссии. По его словам, «резервы и ресурсы, которые в начале двухтысячных двигали нашу экономику вперёд, не работают так, как прежде… Сам по себе экономический рост не возобновится… Сегодня предлагаю начать с источников роста российской экономики на ближайшие десять лет». При этом Путин попросил «максимально уйти от идеологических предпочтений, не замыкаться в рамках тех или иных теоретических концепций и построений, а руководствоваться прагматическими подходами, сосредоточиться на выработке реалистичных и объективных решений… Любые идеи и инициативы должны выдвигаться вместе с практическими механизмами их реализации». И главное, подчеркнул президент, «никакой монополии на истину в экономической дискуссии быть не должно».

Две программы

Вот с этого места надо поподробнее. Кому было адресовано предупреждение президента о недопустимости монополии на истину в экономической дискуссии? Вряд ли правительству. Свою неудовлетворённость его работой и планами президент показал одним только тем, что созвал совет. Будь иначе, лидеру государства ни к чему было бы собирать людей с альтернативными концепциями и программами по выходу из кризиса и запуску экономического роста.

По большому счёту, таковых концепций – по крайней мере, в публичном пространстве – сейчас предлагается две, и обе были представлены. Первую продвигают председатель Центра стратегических разработок Алексей Кудрин и поддерживающие его либералы, вроде супружеской четы председателя Центробанка (ЦБ) Эльвиры Набиуллиной и главы Высшей школы экономики Ярослава Кузьминова. По их мнению, достижение быстрого экономического роста в ближайшие годы – не главная цель. Важнее снизить дефицит бюджета, госрасходы и инфляцию, а в период небольшого, но стабильного роста экономики провести институциональные реформы.

Вторую концепцию предлагают члены Столыпинского клуба и поддерживающие их чиновники и бизнесмены. По мнению советника президента Сергея Глазьева, помощника президента Андрея Белоусова, бизнес-омбудсмена Бориса Титова, зампреда Внешэкономбанка Андрея Клепача и их сторонников, рост ВВП (валового внутреннего продукта) вполне можно (и нужно!) стимулировать масштабной эмиссией ЦБ, доступными целевыми кредитами и мягкой монетарной политикой. «Инфляционные» возражения Кудрина и прочих монетаристов купируются отсылками к многочисленным примерам запуска мощного экономического роста масштабными денежными вливаниями. Разумеется, точечными – речь не идёт о банальном повышении зарплат и пенсий.

Способы и цели

В обеих предложенных концепциях масса всяких деталей и нюансов, но главное, в чём они расходятся, так это в способах и конечных целях. Кудрин предлагает вновь всем начать экономить и жить по средствам, что означает сжатие и сокращение, рост ВВП максимум два-три процента, и то лишь через несколько лет, когда остальной мир уйдёт далеко вперёд. Глазьев с Титовым убеждают, что надо, напротив, стимулировать экономику, увеличив расходы, денежную массу, инвестиции, и тогда вырастут не только доходы бюджета, но и ВВП. И не на два-три, а на шесть-семь процентов. Но возможно это лишь при смене и сломе либеральной парадигмы, господствующей ныне в правительстве и ЦБ.

Нынешние руководители правительства и Центробанка на это не пойдут. И не потому даже, что не хотят, а потому, что не могут. Они просто не представляет себе, как можно работать по-другому. Они находятся в тисках тех самых «идеологических предпочтений и теоретических концепций», от которых призвал «максимально уйти» президент.

И теперь всё зависит от президента: что он решит, какую концепцию выберет? Он пока взял паузу, размышляет, предоставив экономистам возможность продолжать дискуссии и аргументировать свои предложения. Понятно, однако, что, пригласив высказаться – и кулуарно, и публично и либералов, и их противников, Путин продемонстрировал, насколько он недоволен текущей ситуацией и теми, кто к этой ситуации привёл. А то, что он анонсировал на площадке Экономического совета дальнейшие обсуждения и диспуты о путях выхода из кризиса, свидетельствует о готовности российского лидера рассмотреть разные варианты. И вполне возможно, что через некоторое время, к президентским выборам или сразу после них, Россию ждёт реальная смена целой экономической модели. Не менее серьёзная, чем переход к НЭПу или «перестройке», также предварявшимся сначала, казалось бы, сугубо академическими дискуссиями.

В стране и в мире

Далеко? Недалеко

Если после 11 сентября 2001 года в Америке ещё оставались люди, считавшие, что войны, которые ведёт правительство, идут где-то далеко и их самих не коснутся, то в минувшее воскресенье им пришлось убедиться в обратном. «Вооружённая атака на ночной гей-клуб в городе Орландо в американском штате Флорида, в результате которой более 100 человек погибли или получили ранения, была осуществлена бойцом «Исламского государства»*, – сообщила ИГИЛ*, с которой США воюют на далёком для американцев Ближнем Востоке. Теперь война пришла в их дом. Напавший на гей-клуб Омар Матин за 20 минут до атаки позвонил в службу 911 и поклялся в верности ИГ*, а Обама с Клинтон, как возмущённо заметил Трамп, так и не отважились произнести слова «радикальный исламизм».

Соборное отсутствие

Первый за 13 веков Всеправославный собор, подготавливаемый несколько десятилетий, сорван. В понедельник в Москве прошло экстренное заседание Священного синода Русской православной церкви (РПЦ), по итогам которого решено поддержать предложение Антиохийской, Грузинской, Сербской и Болгарской православных церквей патриарху Константинопольскому Варфоломею перенести проведение Собора. В случае, если он 18–27 июня на Крите всё же будет проходить, РПЦ признает невозможным своё в нём участие. А без РПЦ Собор теряет всякий смысл, ни о каком общеправославном характере его решений не может быть и речи. У саботирующих Собор церквей разные на то причины, компромисса среди участников организаторам добиться не удалось, что и подвигло руководство РПЦ предложить отложить Собор до лучших времён. Иначе вместо обсуждения доктринальных положений и выработки общей концепции всё сведётся к бесконечным выяснениям отношений.

Околофутбол

Чемпионат Европы по футболу начался со скандала. Французы не справились с ролью организаторов мероприятия: тысячи туристов и болельщиков клянут французские забастовки, из-за которых встало полстраны, и разгильдяйство французской полиции, не справляющейся с агрессивным поведением фанатов. Стычки между болельщиками, начавшиеся масштабной дракой российских и английских фанатов, стали обыденным делом. А та самая схватка русских с англичанами вышла уже на политический уровень. УЕФА при повторении столкновения грозит отстранить обе сборные от участия в турнире. Со всех сторон от известных и не очень людей раздаются осуждающие или одобряющие заявления. А некогда грозные для всех английские фанаты жалобно ноют в соцсетях об «этих агрессивных русских», неожиданно давших британцам отпор не только на футбольном поле, но и за его пределами.

* Террористическая организация, запрещённая в России.

Теги: Экономика, Политика

936

Комментарии (1):

20:08 — 16.06.16, Куклин Юрий

1) Слово "кризис" имеет ещё значение - решение. Всякий кризис заканчивается решением. Если его не примет президент, примет кто-то другой.
2) Если есть понимание, что модель надо менять, её надо менять. Предложение Кудрина означает оставить модель неизменной - эту погудку слышим не первый десяток лет. Так что на самом деле альтернативы предложению Столыпинского клуба нет.






Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии. Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если не зарегистрированы.