Страна эрзян

07:01 — 02.06.2016

Слева направо: Михаил Безаев, директор музея эрзянской культуры Николай Аношкин, председатель совета Фонда спасения эрзянского языка, всенародно избранный на Раськень Озкс Верховный руководитель эрзянского сообщества Григорий Мусалев

Слева направо: Михаил Безаев, директор музея эрзянской культуры Николай Аношкин, председатель совета Фонда спасения эрзянского языка, всенародно избранный на Раськень Озкс Верховный руководитель эрзянского сообщества Григорий Мусалев

Автор фото: Фото из архива Михаила Безаева

Страна эрзян

07:01 — 02.06.2016

Мы хорошо знаем, кто такие грузины, азербайджанцы, татары и представители других национальностей, имеющие свою государственность или суверенитет. Но многие ли знают, кто такие эрзя? А ведь это исконная народность со своим языком, традициями, обычаями, исторически проживающая в нашем регионе.

Не букашка

– Я русский эрзянин, – так называет себя Михаил Иванович Безаев, председатель совета нижегородского отделения ассоциации финно-угорских народов России, председатель совета общественного движения «Мордовский культурный центр «Ялгат» Нижегородской области.

– Когда исчезает букашка, её заносят в Красную книгу и бьют тревогу. А когда исчезает целый народ? Мы, эрзя, до 60-х годов прошлого века жили большими сёлами, в которых говорили исключительно на своём родном языке, хотя учились в школе на русском, – говорит Безаев. – Сейчас, по данным последней переписи, нас осталось 20 тысяч с небольшим. По предпоследней переписи 25 тысяч. А три переписи назад было 36 тысяч. Исчезаем…

По словам Михаила Безаева, в Нижегородской области эрзяне исторически жили между Сурой, Волгой и Окой. Сейчас эрзянские сёла остались в семи районах – Сеченовском, Пильнинском, Сергачском, Гагинском, Большеболдинском, Лукояновском, Шатковском. Хотя многие населённые пункты южнее Нижнего Новгорода сохраняют эрзянские названия, например, Арзамас (Эрзя Мас, то есть страна эрзян).

Многие и не подозревают, что являются потомками эрзя.

Михаил Безаев.

– Но о самих эрзянах забыли, нас будто не существует: в регионе нет ни эрзянских газет, ни своего телеканала, – сетует Михаил Иванович. – Например, телевещание на татарском есть в двух районах, почему бы не сделать канал и на эрзянском? Люди должны помнить свой язык, свои традиции. Ведь это исторические традиции и Нижегородской земли. Эрзя, как и марийцы, мокшане, чуваши, исстари составляют часть населения региона, но только в двух школах области есть факультативы эрзянского языка, ещё в двух школах – кружки эрзянской культуры. Хотя до 1956 года эрзянский преподавали в школах наших сёл, а до революции аттестат реального училища выдавали на эрзянском языке.

Без ассимиляции

Как утверждает Михаил Иванович, эрзян ещё со средних веков старались ассимилировать с людьми других национальностей.

– Как мне рассказывала моя бабушка, жительница села Какино Гагинского района, из уст в уста передавалась история о том, как Иван Грозный свозил эрзян из хуторов, в которых традиционно жили финно-угорские народы, в большие селения, чтобы легче было поставить их под управление. Как потом Екатерина Вторая насильственно старалась ассимилировать эрзян с русскими, свозя их в одни сёла в пропорции «один к одному».

Например, сёла Итманово Гагинского или Крапивки Лукояновского района так и остались смешанными. Эрзяне с русскими всегда жили дружно, но хранили свои обычаи.

«Вадря» против «цеберя»

Кстати, мордва, по мнению Михаила Безаева, искусственно образованная народность из двух совершенно разных этносов – эрзя и мокши.

– Произошло это в средние века, когда церковным писцам было легче писать «мордва», чем «эрзя и мокша». Это подтверждается тем, что мордовского языка нет, а есть эрзянский и мокшанский, – утверждает Михаил Иванович. – Мы не понимаем языков друг друга. Например, «хорошо» по-нашему «вадря», по-мокшански – «цеберь». Мокши ближе к тюркской культуре. Это отражается и в национальных костюмах. Так, у мокшан женские наряды напоминают восточные – платья до колен и шаровары, а у нас платья длинные, в пол. Наши костюмы украшены монистами, у них – бисером. И национальные танцы совершенно разные: эрзянские больше похожи на марийские и русские, а мокшанские – на восточные.

– Сейчас национальное самосознание эрзя возвращается. Например, недавно в Лукояновском и Большеболдинском районах проводили свадьбы по нашим обрядам, – продолжает Безаев. – Люди возвращаются к своим традициям, и в этом есть заслуга государства. Как подчеркнул руководитель страны Владимир Путин в Казани на открытии чемпионата мира по плаванию, российская государственность состоит из многочисленных культур многонационального российского народа.

Моления у родников

Самая важная вещь для эрзянской девушки – выдолбленный из липового ствола сундук-парь для приданого. В него собирали всё её рукоделие с самых ранних лет. И когда в дом приходила сваха, она в первую очередь знакомилась с содержимым паря.

Об этом нам рассказал заведующий отделом эрзянской культуры Лукояновского краеведческого музея Николай Аношкин:

– Эрзянская девушка, выходя замуж, должна была принести в этом сундуке всю одежду, которую будет носить до конца жизни: в доме мужа она носила в основном только то, что сшила до замужества. Поэтому парь не случайно делали из липы: это дерево не грызут мыши, оно не трескается. И значит, главное достояние невесты – её костюмы – сохранится долгие годы.

Одежда эрзянок была большой ценностью, её украшали монетами, сложной вышивкой, цепочками. Говорили, что эрзянскую женщину было сначала видно, а потом слышно – столько звучащих элементов было в её костюме. Кстати, весил он порядка 14–15 килограммов.

Николай Иванович Аношкин – тоже эрзянин и долгие годы исследует всё, что связано с древними обычаями предков. В том числе культовые места, где совершались родовые моления – эрзянские озксы. Они совершались у родников, в священных рощах и посвящались началу или завершению важных дел, например связанных с земледелием.

Благодаря музею эрзянской культуры Лукоянов стал эрзянским областным нацио-нально-культурным центром. А на одной из открытых Николаем Аношкиным молельных полян, у родника близ села Новосёлки в Лукояновском районе, шесть лет назад в последнюю субботу июля начали проводить ежегодный фестиваль национальной культуры «Эрзянь Лисьмапря», что означает «Эрзянский родник».

За эти несколько лет поляна превратилась в музей под открытым небом: каждый год во время фестиваля открывают новые скульптуры известных исторических личностей эрзя. Есть среди них богиня воды Виряве, богиня земли Мастораве, великая птица Иненармунь, которая, по преданию, помогла творцу мира Инешкипазу создать земных и небесных богов, и другие.

Два года назад фестиваль обрёл статус межрегионального.

Теги: Общество

1061

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии. Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если не зарегистрированы.