Когда любовь управляла политикой

07:01 — 21.04.2016

Когда любовь управляла политикой

Автор фото: Николай Бравилов

Когда любовь управляла политикой

07:01 — 21.04.2016

Первое выступление в Нижнем Новгороде Эдварда Радзинского стало, пожалуй, самым обсуждаемым событием культурной весны. История ожила в его устах на сцене Нижегородского театра юного зрителя, где маэстро выступил с программой «Царство женщин, или Русский парадокс», посвящённой русским императрицам.

Театр без ужаса

Но сначала Радзинский пообщался с нижегородскими журналистами. Причём единственным человеком, ни разу не присевшим на этой встрече, был сам драматург. Он активно толкал предназначенное ему кресло, словно раздвигая пространство для жестикуляции, сопровождающей каждую фразу. Его энергии с лихвой хватило бы на нескольких двадцатилетних юношей. С улыбкой, легко и непринуждённо он отвечал на все вопросы.

– Эдвард Станиславович, много лет назад невозможно было достать билеты на спектакль по вашей пьесе «104 страницы про любовь». Чего стоит ждать от вас сегодняшнему зрителю?

– Драматург пишет одну пьесу, режиссёр ставит другую, а зритель смотрит третью. Так происходит сейчас. Мои пьесы ставили великие режиссёры – Эфрос, Товстоногов, Гончаров. И я привык, что ставят именно МОЮ! А когда подхожу к афише, где написано: «Гамлет». Инсценировка такого-то»… Мы что, пропустили гения, который может не просто ставить – инсценировать Шекспира? Поэтому я не желаю уходить в ужас, именуемый современным театром. Мне куда интереснее рассказывать в зале то, что хочу.

– Один на сцене, вы часами выступаете перед сотнями людей. Вы востребованы. Как вам удаётся сделать историю столь интересной?

– Это спрос не на меня, а на личности, про которые рассказываю. Я должен понимать их психологию, так как она – основа всех поступков в истории. А чтобы понять, почему человек поступает именно так, надо стать им. Я никогда не читаю лекций, а пытаюсь вместе с теми, кто сидит в зале, совершить удивительное путешествие в прошлое, увидеть его. Даже рассказывая на одну и ту же тему, я всегда говорю разные вещи. Каждый раз это сотворчество – моё и тех, кто в зале. И если они видят то, о чём я рассказываю, всё получается.

Жёлтая пресса прошлого

– О чём же она, ваша программа «Царство женщин»?

– Это несколько пьес про любовь. Одна императрица любила так, другая –иначе, но всё заканчивалось трагедией. Это последний век, когда любовь управляла политикой. Потом ей будут управлять деньги, личные интересы, подлость, но любовь уйдёт. Удивительна жёлтая пресса того времени. Это донесения послов, которым необходимо узнать, кто будет «он». Последний раз я выступал с этой программой в полуторатысячном зале. Она длилась четыре часа, а зритель требовал продолжения. И не было ни одного звонка мобильного телефона, хотя три пятых зала были молодые люди.

Вы должны помнить одно: зачем вы что-либо делаете и для кого. И не забывать, что делаете в Его присутствии. Тогда всё получится.

– Чем вам ещё интересно это царство?

– В нашей стране есть пословица: «Кому воду носить? Бабе. Кому битой быть? Бабе. За что? А за то, что баба». И ещё: «Бьёт значит любит». И именно в этой стране было пять императриц, которые самодержавно правили мужской страной. Как это могло быть? Кто прародитель этого фантастического парадокса? Даже во Франции, стране необычайного уважения к женщине, этого не было. Людовик XIV, когда его оскорбила женщина, сломал свою палку и выкинул её в окно со словами: «Женщину можно ударить только цветком». А мы живём в такой стране, где депутат Ж. может принародно оттаскать женщину за волосы.

– И как вы объясняете такое положение женщин?

– У нас «мужская» страна. Пришло к власти временное правительство – в нём не было ни одной женщины. У большевиков на знамени было написано «равноправие», но и в их правительстве не было женщин. Только при Хрущёве появилась Екатерина Фурцева. И до, и после неё на этом посту были исключительно «тухлые» мужчины… Поэтому меня и интересует XVIII век, когда страной управляли разные и в то же время похожие императрицы.

– Но и сегодня есть женщины в политике…

– Большинство наших сограждан готовы видеть женщин в бизнесе, в спорте, но не в политике, где они – украшение к Международному женскому дню. Если бы у женщин внутри было движение – стремление идти и решать политические вопросы, то у них появилась бы толпа избирательниц. Ведь российские женщины необычайно талантливы! В XVIII веке иностранцы удивлялись, как такие талантливые женщины могут жить с такими мужчинами. Но увы: у гармоничных женщин совмещать политику и семью получается редко. В основном это удел тех, которые, к сожалению, не очень гармоничны и очень опасны.

Жанр: русские о русских

– А что опасно для писателя? Политика, известность, то, как вас представляют в телепрограммах? Как вы относитесь к критике и знаменитым пародиям на вас?

– Замечательно отношусь. Может быть, некоторые люди не будут слушать меня, а пародию будут. Я бы с удовольствием посмотрел пародию Галкина на себя – ту, пятнадцатилетней давности, чтобы окунуться в прошлое. Когда нет пародий, ты закончился. Чем больше про вас клеветы – тем больше вы сделали. Когда у меня в Нью-Йорке вышла книга о Николае II, она стала бестселлером. Было много рецензий. Одна, в русской газете, меня очень огорчила. Когда мой прекрасный редактор Жаклин Кеннеди-Онассис узнала, что меня расстроило, она сказала: «Это такой жанр – русские о русских». Мы широко известны своей «любовью» друг к другу.

– Теперь вы знаете, что нижегородцы – люди внимательные и благожелательные. За эти дни вы успели увидеть не только театры, но и празднование Дня космонавтики, сам город. Как вы его восприняли?

– Это не просто город, а часть русской истории. Тут есть и XII, и XIII века, смута и русский капитализм, купеческий размах и очень хороший писатель Горький. Всё это безумно интересно. И город ваш удивительный. Чего только стоят эти бесконечные холмы! Жаль, что я тут всего на три дня…

Досье «НП»

Эдвард Станиславович Радзинский. Писатель, драматург, сценарист, телеведущий. Его романы «Николай II», «Сталин», «Распутин» стали мировыми бестселлерами. Телевизионные программы Радзинского удостоены четырёх премий ТЭФИ. Пользователи Rambler выбрали его человеком десятилетия, а его роман «Князь», изданный в 2014 году, был назван в числе лучших книг Рунета.

Теги: Культура

1097

Комментирование данного материала запрещено администрацией.