Как избавиться от князя Мышкина

07:01 — 07.04.2016

Мастер. В роли Маргариты заслуженная артистка России Екатерина Карпушина

Мастер. В роли Маргариты заслуженная артистка России Екатерина Карпушина

Автор фото: Фото из архива Михаила Фатеева

Как избавиться от князя Мышкина

07:01 — 07.04.2016

Михаил Фатеев — один из самых ярких выпускников нижегородского театрального училища. Немногим студентам довелось сыграть князя Мышкина, очаровать зрителей Иваном Бездомным и Маниловым, и умчаться в Москву, в театр Виктюка, чтобы играть там Мастера…

Город павлинов

—  Михаил, вы родились в Бухаре, городе — сказке, городе — истории, шепчущем свои тайны песком и ветром тем, кто готов их принять и понять. Как и с чего началась ваша собственная сказка?

— У меня славные воспоминания о том времени: мы жили в самом сердце города, так называемом старом городе. Помню медные ручки-колотушки на резных деревянных дверях, узкие улочки-лабиринты с высокими стенами, гуляющих по ним павлинов, которым мы, дети, драли хвосты, и, нацепив эти перья на себя, играли на холме в пиратов. Впоследствии этот холм раскопали. О, если бы знали, что было у нас под ногами — старинная мечеть, засыпанная зачем-то советской властью, богато украшенная и отлично сохранившаяся.

— Наверное, среди родившихся в Бухаре нет тех, кто не любил бы музыку… Вы тоже интересный музыкант, и в спектаклях часто играете «в живую». Вы где-то учились музыке? И почему не она стала вашим призванием?

— Я окончил музыкальную школу по классу фортепиано экстерном в городе Душанбе. Почему не стало? Видимо, когда папа тащил пианино на второй этаж, слишком злобно посмотрел на меня. Шучу. Первые два класса у меня был гениальный педагог, в связи с известными печальными событиями на национальной почве в Таджикистане, ей пришлось уехать в США. С её отъездом и закончилась моя любовь к фортепиано, но не к музыке. Я так и остался с двумя классами. Кто знает, как всё бы сложилось — мне говорили, что я способный мальчик…

-Где-то я слышала, что ваша первая роль — старуха Шапокляк! Неужели это правда?

-Мама моя — педагог начального образования. Детский сад, где она работала директором, представляли в Москве на ВДНХ. Там-то я первый раз и вышел на сцену, и первая моя роль действительно была — старуха Шапокляк.

— Неужели именно после Шапокляк вы решили стать артистом?

— Вовсе нет. Мой папа — инженер-энергетик, который строил в Таджикистане, знаменитую по тем временам союзную стройку, Нурекскую ГЭС, мечтал, чтобы я получил «нормальную» профессию и стал инженером. После событий 1991 года, мы уехали из Средней Азии, и я поступил, как полагается прилежному ребёнку, в Нижегородский политехнический институт, на специальность инженер-радиотехник. Я жил в студенческом общежитии, театром не интересовался абсолютно. Денег, естественно, не хватало. Однажды пришёл приятель и спросил меня, не хочу ли я подработать в оперном театре в мимансе. График свободный. «Попрыгаешь, постоишь с копьём, деньги платят сразу». Почему бы и нет? — подумал я! «В общем, приходи туда к спектаклю, найдёшь, некого Марка, он отвечает за миманс, скажи от меня!» Прихожу ко времени, помню, давали «Царскую невесту». Нахожу этого Марка — мол, я такой-то и от такого-то, хочу работать. Он посмотрел на меня и говорит:

— Слушай, ты сейчас свободен? Меня человек подвёл. Ты высокий, костюм подойдёт. Я скажу, что делать, не волнуйся. Деньги сразу получишь.

Последний аргумент меня убедил. Надели на меня костюм лакея. Сунул мне графин из папье-маше в руки.

— Смотри, видишь, хор стоит с бокалами. А вон тот, царь! Как он запоёт — «вина гостям вина», просто выйдешь, как будто, нальёшь им всем вина и уйдёшь. Всё. Понял?

Я кивнул. Делов-то!

— Только вы мне скажите, когда, а то я не понимаю ничего, чего он там поёт.

Вот и пришёл мой час икс.

— Ну, пошёл!

Я, не будь дурак, со своим полу — политехническим образованием, естественно пошёл по наикротчайшему пути. Отодвинул какую-то занавеску. Мой первый выход на профессиональную сцену! Выпрямился! Гордо несу свой кувшин. Хор начинает хихикать. В зале тоже. Подошёл, наливаю. И так же чинно, отодвинув занавеску, вышел. В зале смеяться начинают сильнее. Встречает меня мой Марк, злой, как собака.

— Ты зачем кулису трогал?! Там стена избы, придурок, нарисована! И убрать сейчас тебя уже не могу. Держи этот поднос с едой, как только запоёт «еды гостям, еды», пойдёшь вон туда, поднимешься по крыльцу, поставишь поднос на стол царицы и также по крыльцу уйдёшь. Понял?!

«Угу», — промычал я. У самого уже ноги трясутся, и поднос, на котором лежит резиновая свинья, усыпанная пластмассовой зеленью, тоже.

— Пошёл!

На этот раз я не оплошал! Я поднялся по деревянным ступенькам на крыльцо. Стал спускаться, уверенно, смотря вперёд, и, неся перед собой свою свинью. Как вдруг, на мою беду, на последней ступеньке, какой-то гад, проложил провода для софитов. Я не упал, я споткнулся, но этого хватило, чтобы моя резиновая свинья, свалилась с подноса и запрыгала на центр сцены. В зале гогот. Половина хора отвернулась спиной, будто кашляют, другая половина и вовсе присела, закрыв лицо руками. Оркестр заиграл в два раза громче, чтобы заглушить смех, царь рванул на авансцену и стал петь и махать руками. Я побежал за моей свиньёй, на коленках стал искать зелень и кидать её на поднос. Было жутко обидно и стыдно. Я заплакал. От света, стыда и слез, я не понимал, где я, всё смешалось. Где была царица, я не помню. Поставил на первый попавшийся стол свинью и ушёл весь заплаканный. Таких огромных глаз у людей я никогда не видел.

«Как твоя фамилия?» — сдерживаясь, спросил меня Марк. «Фатеев» — прошептал я.

— Значит так, Фатеев, сейчас уйди с моих глаз куда подальше, а с завтрашнего дня ты принят на работу!

Вот так началась моя профессиональная деятельность и любовь к театру. С Нижегородским оперным было много связано смешных и тёплых воспоминаний. То было забавное и свободное время 90-х.

Далее я осознано готовил себя к поступлению в театральное училище после того, как попал на выпускной спектакль Василия Фёдоровича Богомазова. Я забрал документы с четвёртого курса Политехнического лишь для того, чтобы учиться именно у этого Мастера.

Уроки мастеров

— Многие говорят, что нижегородское театральное училище одно из лучших в стране. Какие впечатления остались сегодня от учёбы в нём, что запомнилось навсегда, кто стал истинно вашим педагогом?

— Какие могут впечатления, когда я рос рядом с такими фамилиями, как Цыганкова, Богомазов, Нестерова, Захаров, Кулагин и другие, вызывающие трепет и уважение! Причём, думаю, каждый ученик, может назвать своих педагогов, которые вложили в него и любовь, и профессию, для каждого они будут своими и самыми значимыми. Только спустя время ты начинаешь понимать, каким ты был повесой, и сколько было потрачено на тебя впустую. На одном везении и даровитости далеко не уедешь. Судьба давала, и будет давать множество шансов, а вот, как с этим быть и что со всем этим делать, тут каждый решает для себя сам, руководствуясь своим чутьём, разумом и выгодой. Учителя могут лишь направить неоперившегося. Мне повезло с ними. Мудрость моих учителей, мне кажется, показала мне верный путь.

— А правда ли, что вы хотели уйти из училища?

-Это не совсем так. В Нижний Новгород приехали «фоменковцы» с Петром Наумычем, я был очарован их спектаклем «Идея господина Дома», поставленный, Еленой Невежиной, в то время ещё его студенток. Как же меня после будоражила мысль, что они, четверокурсники могут, а мы, второкурсники — нет. Затем они пришли к нам, мы показывали им свои отрывки-наброски только-только творимого спектакля «Идиот». Помнится, был зол, зависть съедала меня изнутри. За совместным чаепитием «фоменковцы» воодушевлённо рассказывали про то, как чудил Фоменко в студенческие годы, и как их учат импровизировать на сцене. Кроме того, нас троих: Ирину Пегову, меня и Наташу Кузнецову очень хвалили, что ещё больше подстегнуло к принятию решения непременно ехать и поступать к Фоменко. Я не хуже, и тоже могу! На следующий день, утром, чтобы прогулять какой-то урок, мы с Рушаном Иксановым — ныне он педагог в Щукинском училище, позвонили из автомата в коридоре училища Татьяне Васильевне Цыганковой, и изменив голос я представился студентом «фоменко», что мол всю ночь пил, где я — не знаю, меня обокрали, денег нет, я звоню из автомата и вот только удалось с вами связаться. Помогите!

Татьяна Васильевна, приняла это за чистую монету и сказала, что кого-нибудь сейчас пошлёт, долго выясняя, где я именно. Тут же, бросив трубку, мы стали слоняться у её кабинета. Выбегает Татьяна Васильевна, и говорит, что срочно надо помочь одному студенту-идиоту и ехать за ним. «Мы, конечно, можем это сделать, но ведь у нас урок истории» — ответили мы. «Какая к черту история. Я договорюсь. У них сегодня в филармонии спектакль „Свадьба“ по Чехову. Быстро!» Воодушевлённые, что и мы можем чудить, мы теперь решили их проверить на импровизацию! Подошли к совершенно незнакомой девушке, и с видом прожжённых московских студентов, попросили её, вынести газетку и дать актёру, когда тот произнесёт известные слова: «Махайте на меня! Махайте!» Что это, мол, так задумано, не может ли она нам помочь? Девушка согласилась. По-моему, в зале смешно было только нам. Ошеломлённый актёр просто отложил газетку и стал продолжать дальше. Ну, и где хвалёная ваша импровизация?! Конечно, на следующий день нам влетело по- полной, когда всё выяснилось. Так и получилось, что мы втроём, тайно, поехали весной поступать к Фоменко! Я прошёл на второй тур, но Петр Наумыч, который меня видел и допустил до второго тура, заболел, и принимал абитуриентов Евгений Каменькович. Поступила Ира! А я вернулся.

-Уже на вступительных экзаменах мастер курса примерно предполагает, что будет играть у него тот или иной абитуриент, если сдаст экзамены и станет его студентом. Интересно, кем видели вас в будущем педагоги?

-Вот это я уж точно не знаю, а могу лишь предполагать. На вступительных экзаменах меня просили показать штопор! Видимо им. Если серьёзно, Василий Фёдорович был учеником Товстоногова. Возможно, здесь кроется ответ, почему, именно, «Идиот». Опять же по слухам, не все в училище с радостью приняли это решение: не надо им, рано… По мне, так скажу откровенно, Мышкин сидел внутри ещё лет пять после окончания театрального училища. Я боролся с собой, чтобы выдавить его, он мне мешал. И, отнюдь не потому что я старательно жил им на сцене, один только гениально написанный текст чего стоит. Думаю, каждый, кто играл эту роль, сталкивался с этой проблемой. Роман Григорьевич, когда шли пробы на князя Мышкина в сериале режиссёра Владимир Бортко «Идиот», позвонил мне и сказал, чтобы я пришёл на кастинг, причём, не видя меня в этой роли и не зная, что я играл эту роль. Правда выбрал Бортко не меня…

— После училища Василий Фёдорович пригласил вас в труппу театра драмы, где вы сыграли в сказках, в Шекспире, Катаеве, Манилова в «Чичикове», ставшего одной из самых ярких работ в спектакле. Что стало самым запоминающимся для вас как для актёра, в нижегородский период творчества?

— Первой моей работой в театре, была роль Абрамчика в «Квадратуре круга» Катаева. О, как я любил эту роль и по-прежнему с теплотой вспоминаю о ней и реакции из зрительного зала. Анализируя, спустя время, понимаю, что тут была дырка, то там, что сейчас бы по-другому, но лысина и морщины уже не дают право стать тем Абрамчиком. Моя адаптация в театре после училища была плавной, моими партнёрами были однокурсники, моим режиссёром — педагог по мастерству актёра. Не могу ничего сказать про моего Манилова, скорее всего, было точное попадание в современность и соответственно его узнаваемость. Это немаловажно для роли. Когда задаёшь себе вопрос «зачем?», только честно отвечаешь на него, сам себе врать не станешь, возникают удивительные решения роли, а иногда, увы, отказ от них. Признаюсь, мне было лестно осознавать, что работая в Театре Виктюка, я по-прежнему приезжал в Нижний Новгород, играть своего Манилова, ощущать свою нужность нижегородскому театру. Однажды, я был на гастролях в Риге со спектаклем, и мне сказали, что меня спрашивает какой-то человек. «Кто меня может спрашивать, здесь, в Риге?» — подумал я. Вижу, стоит Леонид Савельевич Белявский, бывший главный режиссёр нижегородского театра драмы и постановщик «Мёртвых душ». Очень обрадовался мне, и сказал: «Спасибо вам и спасибо не только за этот спектакль!» Это были последние слова, которые я от него слышал. Вскоре, узнал, что его не стало…



1 курс НТУ.


Кадр из фильма "Метро".


"Мастер и Маргарита" в постановке Виктюка в Нижнем Новгороде . Иван Бездомный.


"Квадратура круга", роль Абрамчика.


"Идиот" в НТУ 


Подошёл.

-Стремились ли вы в Москву и, как случилось, что вы, несмотря на удачное начало карьеры в лучшем из нижегородских театров, вдруг покинули Нижний и попали в театр Виктюка?

— Было время, я подрабатывал монтировщиком в театре. И вот после очередного спектакля, разбирали спектакль. Стучу молотком, ко мне подходит Народный артист Георгий Демуров — мы были уже знакомы по спектаклю «Девятый праведник» и говорит: «Миша, хочу показать тебя Виктюку! Будем ставить „Мастера и Маргариту“». Молоток так и выпал из рук. Помните известную фотографию «Читка пьесы», где Станиславский читает пьесу и все, раскрыв рот, внимательно слушают? Почти такую же картину я увидел, когда вошёл в репетиционный зал Нижегородского ТЮЗа, там шли репетиции «Мастера».

— Вот,- говорит Демуров,-Ром, посмотри, актёр хороший, вдруг подойдёт?

— Сына, а что такой худой, не ешь ничего что ли? Ну, садись. Поверни голову налево, направо, не знаю, куда, текст, крик, рука, другая, дрожи. Все. Будешь играть Бездомного!

Вот так в одночасье, решилась моя судьба. Были очень сложные репетиции. Приходилось ломать внутри стены, так усердно выстроенные за годы учёбы и работы в театре. Даже было и такое, когда я заплаканный пришёл в гримёрку, швырнул пьесу и проорал, чтобы передали ему, Виктюку, что я отказываюсь от этого проекта! В театре никого нет, горит дежурный свет на сцене, сижу один в кромешной тьме в зрительном зале, размышляя, правильно ли я поступил. Вдруг кто-то резко хватает меня за руку сзади, оборачиваюсь — Виктюк. «Это твоя профессия, слышишь меня? Профессия!». До сих пор вспоминаю сцену Пилата в исполнении Юрия Котова. На одном из спектаклей тележка, на которой должен сидеть Пилат, откатилась и Юра упал. Казалось бы, провал, какой там царь иудейский в такой позе, смех, да только! Куда там! Я видел грозного и уставшего владыку, и глазом не поведшего. Никто не смел даже хихикнуть. Ибо он — правитель! Сильно! Каждый раз, садясь в эту мизансцену на тележку, я вспоминаю его.

Закончился наш проект. Виктюк уехал. Я продолжал работать. В один прекрасный день раздаётся звонок, звонит Роман Григорьевич.

— Включай телевизор, смотри я там о «Мастере» говорю.

— Роман Григорьевич, можно ли ещё с вами поработать? — спросил я

— Приезжай. Бери чемодан и приезжай.

На следующий день я подал заявление об уходе из театра. Кем? Куда? Как? Не важно. Думаю, что с этого момента я повзрослел. Я ушёл из семьи, но не перестал её любить, как уходят дети в новую жизнь.

Далее была главная роль в спектакле «Давай займёмся сексом», а после ухода из Театра Виктюка Николая Добрынина, роль Мастера и Пилата в спектакле «Мастер и Маргарита».

— Неожиданный и глубокий режиссёрский ход, когда один актёр одновременно играет Мастера и Пилата… Так чем же так схожи эти герои, что они стали двуликим Янусом, частями единого целого?

-Мне хотелось бы донести до зрителя, сцену Иешуа и Пилата, как её представляет Мастер. Мы видим самую сильную сцену Его романа. Их схожесть с Мастером, как я считаю, в том, что оба пошли на сделку с Дьяволом. Пусть разными путями. Но итог один — смерть! Часть Воланда есть в каждом из нас. Вопрос в выборе… Я никогда в страшном сне не мог предположить, что спектакль «Мастер и Маргарита» перестанет быть хрестоматийным, что он обретёт острую актуальность! Снимите пелену с глаз, вокруг сплошная булгаковщина — воровство становится нормой, а человеческая мораль уходит на второй план. В различные союзы избирают по принципу угодности — своих да наших. Вместо профессионального директора известного театра на его место сверху назначается торговец бананами, только из-за того, что он говорит то, что необходимо говорить. Заваривают сварочным аппаратом двери в театр только из-за того, что не нравится, что в нем показывают. Свобода и толерантность становится синонимом ругательства, когда ты боишься сказать лишнее, а ещё хуже — врёшь, хотя чувствуешь, что это неправда. Когда ложь является официальной позицией, а в наших бедах виновны все, кроме нас самих и кругом враги — тогда, я понимаю, насколько необходим этот спектакль! Хочется подойти к каждому, подёргать его за рукав и просто сказать: «Очнитесь, просто посмотрите вокруг!» Сейчас мы работаем над «Венецианкой». Это комедия 1535 года, наш и мой привет Мейерхольду. Работа идёт полным ходом. Задуманное должно родиться интересным! Тьфу… тьфу…

Оставь Балбеса

— Съёмки в фильмах и сериалах, что они дают актёру в творческом плане? Или это не более как «джентльмен в поисках десятки»? И какие кино-работы стали для вас по-настоящему интересными?

— Да ничего они не дают, кроме пары новых штанов и узнаваемости морды. Бывает выложишься на съёмках, просишь режиссёра ещё и ещё дать тебе актёрский дубль, классный сценарий, режиссёр не дурак, думаешь — это будет бомба, а смотришь — туфта на постном масле. Бывали и другие чудеса, пришёл шутя, оттарабанил текст, сняли с первого дубля, а ёлки-палки — это же вон какие спецэффекты, экшн и смотрится на одном дыхании. В моей копилке есть случай, который я ценю и, который дорогого стоит. Снимаясь у Рязанова в «Андерсене» в крошечном эпизоде мне было до безобразия приятно, когда Эльдар Саныч, глядя в монитор, смеялся в голос, видя мою оценку, говоря при этом: «О, оставь этого балбеса, запомни кадр!» Знать, не зная, что балбес стоит позади и улыбается от счастья! Это, наверное, самое ценное, чем я могу поделиться с вами!

— Сегодня нижегородский режиссёр Арсений Гончуков работает над уникальным проектом, интернет — сериалом «Район тьмы. Хроники повседневного зла», уже ставший одним из самых обсуждаемых проектов в городе. Я знаю, что в одной из серий сыграли и вы. Как вы попали в этот проект, что это за роль и в какой из серий вас смотреть?

— Арсений — Стив Джобс нашего синематографа! Я утверждаю это смело и уверенно. Не буду рассказывать, как он работает с артистами на площадке, как он увлекает множество народа своей талантливой идеей, работает на износ. Возьму смелость на себя, сказать, что, к величайшему сожалению, он не герой нашего времени в нашей стране, он его опередил. О нем заговорят, надеюсь, что скоро!

Познакомились мы случайно. Моя знакомая, рассказала ему обо мне, Арсений, тогда ещё работал над «Последней ночью», он позвонил и предложил небольшую, но интересную роль. Подкупило то, что она была не совсем прописана, но мы вместе досочиним её. Мы долго говорили, фантазировали. Я был полон идей, чтобы, не нарушая великолепного сценария, быть полновесным персонажем этой истории. За день до съёмок, я стеклянной дверью, разбиваю сам себе нос и бровь. В панике отсылаю ему фото опухшей физиономии… Так и не получилось мне сыграть в этом фильме. Но общение наше не закончилось. И я был несказанно рад, когда он пригласил меня в «Район тьмы». О том, в какой серии я, не знаю, честно. Вначале он хотел выпустить со мной первую серию, но сказал, что приберёг. Не хочу спрашивать и торопить время. Я сам не очень собой доволен. Рядом с ним хотелось бы соответствовать. Но говорит, что всё отлично. Посмотрим…

-И под конец нашей беседы стандартный вопрос — что в ваших ближайших планах?

— Хм. . Любить и быть любимым…. Вопреки!

Теги: Театр, Культура

1685

Комментирование данного материала запрещено администрацией.