Пока сад благоухает

07:59 — 10.03.2016

Лариса Андрюшина

Пока сад благоухает

Автор фото: Фото из семейного альбома Морозовых

Пока сад благоухает

07:59 — 10.03.2016

Лариса Андрюшина

«В жизни по-разному можно жить. Можно в горе, а можно в радости… А можно и так: на рассвете встать и, помышляя о чуде, рукой обожженной солнце достать и подарить его людям!» Эти слова поэта, прочитанные Альбиной Морозовой, в полной мере соответствуют её жизненной позиции.

Беда – лебеда

Альбина из поколения послевоенных детей. Комиссованный по тяжёлому ранению на передовой Иван Реутов, вернувшись в родную деревню Лоскутово, сразу женился. В начале первого мирного года у Ивана и Анны Реутовых уже росли две дочки. Это были годы едва ли не тяжелее военных. Люди вместо хлеба ели лебеду. Выживали надеждой на завтрашний день: мужики вернулись!

Не исполнилось Але и двух лет, как отец умер. Двадцатипятилетняя мама больше не вышла замуж. Надорвалась рано на тяжёлой работе. У Альбины в памяти картинка: мама ползёт до подоконника, приподнимется и смотрит вслед идущим на сенокос подругам.

Остались девочки с больной мамой, дедом Иваном и бабушкой Олей. Дед был прижимистым, очень богомольным, он помогал по мере сил всем своим детям. После войны он несколько лет трудился в артели: спиливал деревья, выжигал уголь, гнал скипидар.

Не хватало еды. И мама стала работать почтальоном. Шагнёт – остановится, шагнёт – остановится…

Шёлковые чулочки

Але было восемнадцать, когда сосед Веня Морозов сказал, что не может без неё жить. Двадцатичетырёхлетний Вениамин в то лето приехал в Шарангу из Свердловска забрать маму в город, где обосновались дети. На Алечку он и раньше засматривался. О замужестве домашние Али даже не заикались. Мама руками замахала: «Какие такие сваты, некогда о ерунде разговаривать! Мала ещё!»

Спасла тётя Настя. Прижала к себе Алю: «Любите?» «Любим!» «Тогда пошли-ка домой самовар ставить!» А самовар в доме невесты по местным обычаям – к приёму сватов.

В тот день Аленька в первый раз в жизни надела шёлковые чулочки и красивое белое платье – мечту всех девчонок. И стала Реутова Алевтиной Морозовой. И уехала с любимым в Свердловск, где и прожила больше четверти века.

Алин хлеб

Потихоньку молодые обживались. Приобрели автомобиль, появилась дача за городом. Алевтина вызвала к себе маму.

Вениамин из-за тяжёлой болезни начал настаивать на возвращении в родную Нижегородчину: климат теплее. Аля согласилась.

Продали на Урале двухэтажную дачу в 1991 году, в деревне Лоскутово сумели купить на эти деньги только шифер.

Вениамин умер, не завершив ремонт дома. Пережив горе, Алевтина впряглась в работу. Она стала печь хлеб для местного химпредприятия. В примитивной пекарне сама топила печь, месила тесто, заполняла формы… Караваи и булки получались душистые да сладкие! В деревнях соседи говорили: «Пойдём по Алин хлеб!»

Потом Алевтину пригласили кассиром-бухгалтером в колхоз имени Кирова. Каждое утро она седлала велосипед и отправлялась за три с половиной километра на рабочее место в деревню Туманка. Вечером возвращалась к сыну и к полному двору живности: корове, овцам, курам…

С краю постою

Пенсия подошла незаметно. А через год председатель общества инвалидов Татьяна Алексеевна Молькова заболела и переложила на плечи Алевтины Ивановны свои обязанности.

– У нее всё гладко да ладно, – говорит сегодня про председателя Морозову её актив. – Не заносчива, никому дела не перепоручает, не указывает людям перстом. На чаепитие несёт самый большой пирог. На день рождения – лучший подарок. На выставку – замысловатую поделку. Приладит табличку: «Шарангская районная организация», а победила-то сама!

Шаранга – ухоженный посёлок. Его посещают делегации разного уровня. Районное общество инвалидов всегда представляет гостям своих самых талантливых чтецов, певцов, рукодельниц, домашних кулинаров.

Районное руководство очень заботится о ветеранах. Глава местного самоуправления Виктор Бахтин – частый гость на их собраниях. А раз в год собирает всех руководителей организаций, чтобы ответили на вопросы пенсионеров. Татьяна Кислицына из соцзащиты и Зоя Вохминцева из Пенсионного фонда – в лучших друзьях общества инвалидов и Алевтины Морозовой. Да и от помощи разных структур Алевтина Ивановна не отказывалась: обращалась то с просьбой оплатить автобусную экскурсию, то выделить средства на индивидуальную помощь горемыке-погорельцу.

Нуждающихся в помощи прибавляется с каждым годом. На базе интерната в Большой Рудке создали спецжилдом для пенсионеров-инвалидов. Туда Алевтина Ивановна ездит часто: пообщаться, рассказать, чем занимается, повеселить артистами-гармонистами. Старики её встречают как родную.

Председатель Шарангской районной организации инвалидов следующего созыва, которую Алевтина Морозова подготовила себе на замену, руководитель дома-интерната Надежда Гетия.

– Чего бы ещё хотелось? – задумывается Алевтина Ивановна. – Хотелось бы пожить. Чтобы родные радовали и чтобы все были здоровы. Чтобы в саду и огороде всё росло и плодоносило.

Дай вам Бог, Алевтина Ивановна, ещё много раз напоить сына чаем из любимой кружки и много лет любоваться домом и садом.

Отдохнуть Алевтине Морозовой на пенсии долго не дали: в 2002-м пригласили бухгалтером в Шарангскую организацию инвалидов.

Теги: Общество

810

Комментирование данного материала запрещено администрацией.