Весенние надежды

07:59 — 03.03.2016

Весенние надежды

Весенние надежды

07:59 — 03.03.2016

Главным внешнеполитическим событием зимы стало перемирие в Сирии.

Мало того, что активные боевые действия прекращены. Сделано это, что самое удивительное, при активном сотрудничестве России и США. В России же прошли митинги памяти Бориса Немцова, а в нижегородском правительстве – очередные перестановки. Обо всём этом – в обзоре наших экспертов.

Конец войне?

С 27 февраля в Сирии начал действовать режим прекращения огня. Инициаторами соглашения о перемирии стали сопредседатели Международной группы поддержки Сирии – Россия и Соединённые Штаты Америки.

Михаил Рыхтик:

– Изначально было понятно, что конфликт на Ближнем Востоке может быть разрешён только при контакте людей, способных принимать решения и выполнять обещания. Сейчас в США президент, которого многие критикуют, у которого много противников и внутри страны и вовне, которому нечего терять, и потому он сейчас способен действительно что-то решать. Никто не сомневается, что выполнит обещания и Владимир Путин.

Таким образом, обстоятельства сложились благоприятно для решения именно этой ситуации: два лидера, способных принимать решения и следить за их выполнением, нашли общий язык.

Можно предположить, что самая острая фаза конфликта преодолена. Но поскольку Восток остаётся делом сложным, изменение ситуации во многом зависит только от неуправляемых факторов. Например, к ним можно отнести абсолютную непредсказуемость президента Турции Эрдогана: его поведение в логику рационального политического игрока никак не вписывается.

Год спустя

Прошёл год с момента убийства российского политического и общественного деятеля, первого губернатора Нижегородской области Бориса Немцова. Убийства, которое вызвало широкий резонанс как в России, так и за её пределами.

Иван Юдинцев:

– Я говорил не раз, что в нашем обществе есть одна очень большая проблема: ни власть, ни само общество не вырабатывают никаких позиций по итогам дискуссий. Мы не определились по отношению к Первой мировой войне. Мы не определимся к столетию Октябрьской революции, которая остаётся не вопросом истории, а всё ещё вопросом политики. В убийстве Немцова эта проблема тоже есть: все обсуждали обстоятельства, но никто не вёл общественной дискуссии.

Я стоял в день годовщины на Покровке с теми, кто лично знал Бориса Ефимовича. Мы для себя отметили, что нам некуда встать: годовщину памяти Немцова попытались захватить те, кто несколько лет назад выходил на улицу с белыми ленточками. Я не против их идеологии, но с ними я не пойду в одном строю.

В обществе есть запрос на блок с разными людьми и мнениями, как когда-то было в партии «Союз правых сил». Там были и малые предприниматели, и крупные бизнесмены, но все могли договариваться друг с другом. Сейчас такой вот именно партии стране и не хватает.

Михаил Рыхтик:

– Убийство Немцова все постарались сделать частным случаем, трагедией одной семьи. Так и вышло. Причём это устраивает всех: власть, оппозицию, тех, кто пытается себя называть таковой. Никаких политических дивидендов оппозиция на этих событиях получить не смогла: некому получать эти дивиденды. Поэтому я считаю, что стоит просто перевернуть страницу и признать, что это трагедия семьи, круга близких людей, когда-то работавших и знавших Немцова.

Евгений Семёнов:

– Ситуацию, в которой после ухода Немцова находится нынешняя внепарламентская оппозиция, прокомментировал глава Фонда развития гражданского общества Константин Костин: «Политиков масштаба Немцова у оппозиции не появилось и вряд ли появится. Среди политиков, которые за последние несколько лет добивались бы серьёзных успехов или ярко выступали в регионах, очень мало либералов. Процесс снижения уровня поддержки этого фланга шёл все эти годы неуклонно».

Поддерживая позицию Костина, могу добавить, что яркой иллюстрацией «ненужности» нынешних лидеров оппозиции явился визит в Нижний Новгород Касьянова. Если бы за ним шли люди, если бы на встречу с ним собралась хотя бы половина тех, кто пришёл на траурный митинг по Немцову, то никто не посмел бы тронуть его.

Опять новая схема

Антон Аверин возвращается в правительство области. Вместе с Александром Байером они в статусе заместителей губернатора – министров поделят функции упразднённого министерства строительства, ЖКХ и ТЭК.

Михаил Рыхтик:

– Мне непонятно, почему человека убрали, почему его вернули, почему убрали это министерство, почему создали другое. Если эти решения принимаются, значит, нужно их внятно объяснить. С ними можно соглашаться или нет, но публичную логику обществу нужно знать. Иначе будет возникать непонимание. На федеральном уровне, к счастью, пытаются объяснять. Хотелось бы, чтобы этот опыт транслировался и на региональную политику.

Евгений Семёнов:

– Изменения в структуре правительства области обусловлены характером текущей ситуации. В условиях стагнирующей экономики повышается требовательность к власти. В соответствии с этим в органах власти и управления должны происходить и структурно-функциональные изменения, должен меняться алгоритм её действий. Реструктуризация в областном правительстве свидетельствует не только о готовности губернатора принять на себя серьёзные риски, но и о понимании, что степень ответственности, которую сегодня несут управленцы, под силу только профессионалам. Строительство и ЖКХ всегда находились в зоне повышенного общественного внимания, а в условиях ухудшающегося социального самочувствия эта сфера грозит стать источником перманентных конфликтов. Именно по этой причине оптимизация управления в ней является необходимостью, продиктованной временем.

Александр Прудник:

– Назначение Антона Аверина невозможно понять без учёта нынешней ситуации – ситуации кризиса и цейтнота. В таких условиях нужно уметь принимать решения, даже непопулярные. Поэтому самыми главными критериями в оценке любого руководителя станут его эффективность и возможность справляться со стрессовыми факторами в экономике.

Теги: Политика

3706

Комментирование данного материала запрещено администрацией.