Уточка и конь на крыше...

07:59 — 04.02.2016

Работы Антонины Радченко отмечены дипломами различных выставок

Работы Антонины Радченко отмечены дипломами различных выставок

Автор фото: Наталья Ермакова

Уточка и конь на крыше...

07:59 — 04.02.2016

Ковш, скалка, разделочная доска… Нехитрая домашняя утварь с незнакомым рисунком. Ни на хохломскую, ни на городецкую росписи не похоже – скачущие кони с гривами-солнцами, птицы-утицы, напоминающие завитки, крестики, ромбики, звёздочки. Два цвета: красный да чёрный. Вроде всё просто, а глаз не оторвать.

Роспись с езени

– Это мезенская, или палащельская, роспись. От названия села, что на берегу реки Мезени Архангельской области, – раскрывает секрет Антонина Радченко из Володарска, расставляя на столике свои прямо-таки сказочные изделия.

Из кружки только мёд-пиво пить, солонка для пышного каравая с полотенцем, а расписное декоративное блюдо хоть сейчас на стену вешай. И в доме сразу станет уютнее.

К излюбленной росписи Антонина Васильевна шла долго. Архитектор по профессии, она 20 лет прожила в Новосибирске, занимаясь промышленной архитектурой. Для души писала акварелью. Потом приехала на нижегородскую землю, преподавала в школе рисование и черчение. А когда пригласили работать в Володарский районный музейный центр и Антонина Васильевна начала обучать детей росписи по дереву, открыла для себя одну из древнейших русских росписей – мезенскую, которая покорила, по её словам, самобытным стильным орнаментом с геометрическими узорами и наполненным глубоким смыслом лаконизмом.

– Кони, птицы – символы солнца и гармонии семейных отношений, обереги. Знаете, как говорят на Мезени: «Уточка и конь на крыше – в доме тише», – улыбается собеседница.

Печальная матрёшка

Но мастер не будет мастером, если не привнесёт в искусство что-то своё. Вот матрёшки. Одна круглолицая красавица держит корзинку с яблоками, другая – пасхальные яйца, третья – братину с вином, а в руках у печальной – фотография солдата. Вплетая реальную жизнь в игрушечный декор, художница так запечатлела акцию «Бессмертный полк». Или мужичок, напоминающий знаменитого нижегородского хлебопромышленника Николая Бугрова, с караваем. Да и на полотенце значится: «Хлеба Сеймы». Как не отдать дань человеку, в сказочном тереме которого – летней даче – и находится музей? Кроме того, росписью владели поморы, бывшие староверами, к которым принадлежал и Николай Александрович. Так что отыскалась связующая ниточка и с нашей землёй.

Красота в дар

Дня два-три уходит у мастерицы на одну работу, если, конечно, есть время. Ведь рисунок тонкий, надо виртуозно владеть кистью, чтобы его нанести. Дом Антонины Васильевны отнюдь не заполонён рукотворными вещами. Мастерица признаётся: раздаривает людям, которые, придя к ней, сразу же западают на эту красоту. Пожалуй, только расписной деревянный столик на кухне выдаёт увлечение хозяйки.

Но, возможно, скоро в доме появятся и другие вещи со старинными узорами. Идей у Антонины Васильевны хоть отбавляй и руки золотые.

– Есть у меня мысль расписать одежду, можно постельное бельё, например, подушку. Я ведь могу по ткани рисовать. А самое заветное – валеночки украсить таким орнаментом, валять тоже умею, – делится мечтами мастерица.

Любовью к искусству Антонина Васильевна заразила и дочь Екатерину. Девушка учится на культуролога и тоже занимается росписью. Правда, её сердце отдано не мезенским, а городецким завиткам.

Увлечение продлевает жизнь, за росписью забываешь обо всём плохом.

Теги: Общество

1245

Комментирование данного материала запрещено администрацией.