Споры о долях процента

07:59 — 22.12.2015

Споры о долях процента

07:59 — 22.12.2015


За ноябрь 2015 года Росстат зафиксировал спад промышленного выпуска на 3,5 процента против 3,6 в октябре. В отраслевом разрезе чуть лучше дела у пищевой промышленности, химической и, отчасти, оборудования и машиностроения. На фоне падения нефтяных цен добывающие отрасли в ноябре фактически вернулись к стагнации (минус 0,1 процента) после роста на 1,4 в октябре.

Тренды переломились

Данные Росстата свидетельствуют и об общем спаде экономики на 4,1 процента в третьем квартале 2015 года. В терминах «год к году» он замедлился с 4,6 во втором квартале. Аналогично ведёт себя и индекс промпроизводства в большинстве отраслей после пика падения во втором квартале.

В четвёртом квартале тренды опять переломились. Хотя в Минэкономики утверждали, что не видят оснований для прекращения наметившейся стабилизации, уже октябрьская оценка Росстатом промышленного роста с учётом сезонности указала на спад в 0,2 процента

В ноябре 2015 года расчёты Росстата зафиксировали усиление падения до 0,6. В ЦМАКПе же оценили снижение промышленности на 0,4 в ноябре после снижения на 0,3 в октябре.

Сложности одного месяца

Все эти споры о долях процентов выглядят со стороны довольно странно и отвлечённо, если бы не принципиальный вопрос, который в них и решается: вниз или вверх идёт российская промышленность, а вместе с ней и вся экономика? И выясняется, что однозначно ответить на этот вопрос пока нельзя. По крайней мере, до конца первого квартала следующего года. Когда будут подведены окончательные итоги 2015 года и станет понятно, до каких уровней опустятся цены на энергоносители. На данный же момент экономика, можно сказать, замерла в состоянии неопределённости, больше всё же склоняясь под грузом негативных новостей вниз. И то не слишком уверенно.

В конце концов, с Росстатом согласился даже министр экономики Алексей Улюкаев, который еще несколькими неделями ранее пытался поддерживать оптимистичный настрой.

– К сожалению, ситуация немножко ухудшилась, и та тенденция, которая у нас была с июля по октябрь, в ноябре не подтвердилась – мы имеем маленький отрицательный результат и по промышленному производству, и по ВВП со снятой сезонностью, – признал министр в минувшую пятницу. Впрочем, по его словам, месячные оценки ВВП весьма приблизительные.

– Тем не менее, мы такие свидетельства имеем. Конечно же, это реакция экономики, прежде всего, на изменение нефтяных цен, на то, что инфляция снижается чуть меньшими темпами, чем мы предполагали, а это означает большее сокращение потребительского спроса. Но опять-таки по одному месяцу очень сложно судить, – всё-таки оставил для себя лазейку Алексей Улюкаев, рассчитывая, видимо, на какие-то изменения по итогам декабря.

Без кредитного доступа

Изменения, однако, если и будут, то лишь в худшую сторону. Антикризисная стратегия правительства до последнего времени ориентировалась на стабилизацию в промышленности и в целом в экономике при сохранении цен на нефть на уровне около $50 за баррель. Последнее падение цен до уровня $40 за баррель и ниже ставит крест на этих планах.

Нового повышения нефтяных цен, если не случится чего-то экстраординарного, в ближайшие месяцы ждать не стоит, а значит и денег у правительства будет только меньше. Это не имело бы такого значения для промышленности, если бы был доступ к дешёвым зарубежным и отечественным кредитам, но ни того, ни другого (по разным причинам) нет.

В Минпромторге есть фонд поддержки промышленности объёмом от 40 до 60 миллиардов рублей. Но на фоне падения бюджетных доходов будет уменьшаться и эта весьма скромная поддержка. Вместо институциональной перенастройки системы или хотя бы корректировки финансово-кредитной политики правительство предпочитает точечно поддерживать адресные проекты и стратегические предприятия. Отчасти это работает, но на запуск общего промышленного и экономического роста не влияет ничуть.

Сохраниться на нуле

Конечно, экономика адаптируется, промышленность приспосабливается к новым условиям как может. Внешняя кредитная задолженность компаний с начала года существенно упала, стало чуть полегче дышать.

Девальвация рубля поддержала экспорт, санкции стимулировали импортозамещение. Отдельные отрасли – та же пищевая промышленность, химическая, металлургия, отчасти даже машиностроение – демонстрируют высокую адаптивность к кризисным условиям.

Но экономике по-прежнему критически не хватает факторов роста, особенно главного из них – свободных дешёвых денег. Без наличия или доступа к подобным деньгам, да ещё и в условиях падающего спроса, о каком либо устойчивом росте мечтать не стоит. Ни в этом году, ни в следующем и ни в каком другом. Сохраниться хотя бы на уровне нуля, не скатиться в падение – и то хорошо.

Теги: Промышленность

971

Комментирование данного материала запрещено администрацией.