Певец Рогожки

07:59 — 03.12.2015

«А это мой самый крупный сборник стихов».

«А это мой самый крупный сборник стихов».

Автор фото: Наталья Ермакова

Певец Рогожки

07:59 — 03.12.2015

Не секрет, что из Сеченова немало знаменитых людей вышло: физиолог Сеченов, братья Ляпуновы, кораблестроитель Крылов, доктор Беклемешев. Судьбою связаны с этой землёй поэты Николай Языков и Иван Мятлов. Не удивлюсь, если когда-нибудь в этом списке появится и имя местного поэта Александра Глыбина. Он ведь не только собственную жизнь в строчки стихов уложил, он и всю многовековую историю Тёплого Стана (нынешнего Сеченова). В свои 90 Семёныч, как зовут его друзья, по-прежнему «марает виршами бумагу». Да и вообще всё ещё «в атакующем отряде». Правда, ветеранском. У него и звание такое — «Заслуженный ветеран».

«Бывший ветфельдшер и капитан…»

Так написал Глыбин в одном из своих шуточных стихотворений. За свою долгую жизнь он, правда, ещё много где порулил, но говорит об этом коротко, в двух словах. Зато про детство готов часами рассказывать. И в каком славном селе родился, и как в четыре года лягушек одомашнивать взялся и весь бородавками покрылся, а знахарь ему их выводил. Как его, единственного из всей Рогожки, в шесть лет в школу приняли, поскольку уже и читать, и писать умел («от старшего брата тайком научился»), и как в 1940-м в старших классах плату за обучение ввели («150 рублей с носа!»), так что девятый он уже не в Теплостанской, а в Горьковской областной заочной школе заканчивал, а в десятом аж… 15 лет числился. Но об этом чуть позже. Про то, как в войну на ветеринара выучился и до ухода в армию даже хорошим «фершалом» прослыть успел, тоже с удовольствием вспоминает. А вот про фронт — совсем скупо.

— На передовой не был. В атаку не ходил. Как в 44-м на оружейника американских истребителей обучился, так до конца войны пулемёты на этих самолётах и заряжал да ещё следил, чтобы работали безотказно. Фильм «В бой идут одни старики» помните? Это про нас. Служба-то нужная. Но совсем не героическая.

После войны Глыбин Горьковское военно-политическое училище им. Фрунзе окончил, на любимой девушке женился, назначение получил в Каунас комсоргом авиационно-технического батальона истребительного полка. Потом были другие гарнизоны. А в 53-м и 54-м он ещё на одной войне побывал. Это когда наши офицеры под видом китайских добровольцев небо над Северной Кореей прикрывали. В Туркмении капитан Глыбин был уже замкомандира отдельной воинской части. Но заболела жена, и службу пришлось оставить.

— Я и так армии, можно сказать, лучшие годы отдал, — улыбается Александр Семёнович. — Призвали в 17 лет, а на гражданку в 30 вернулся.

«Заочно кончил школу, заочно — институт»

Это он тоже про себя любимого написал. В том же шуточном стихотворении.

Когда Глыбины в Горький вернулись, Александр на машзавод токарем-карусельщиком крупногабаритных станков учиться пошёл и одновременно — в школу. Ту самую, заочную. В 10-й класс, где он все эти 15 лет учеником числился. Потом во Всесоюзный заочный финансово-экономический институт поступил. На третьем курсе в отдел труда и зарплаты перешёл, а через год его в оборонное управление Волго-Вятского Совнархоза работать пригласили. Когда Совнархоз ликвидировали, Глыбин ещё 22 года (до самой пенсии) начальником лаборатории в НИИ «Сириус» трудился. И все эти годы, как оказалось, в нём дремал поэт, а окончательно проснулся, лишь когда он в родное Сеченово вернулся.

И душа не канет в Лету,
А будет жить
в моих стихах…

«…И пошёл вовсю творить»

Это строчки из послания сергачского поэта Юрия Назарова. Когда, похоронив жену, Александр Семёнович на родину перебрался, у него действительно творческий подъём начался. Всё, что в заветной тетрадке годами копилось, на белый свет проситься стало. Сначала к очередной годовщине района «Сагу о Тёплом Стане — Сеченове» издать решился, а следом ещё три книжки, в том числе и «Сеченовские ратоборцы». Потом набрался смелости и в нижегородском отделении Союза писателей их показал. Похвалили. Большой сборник стихов издать посоветовали. Тут уж Глыбин осмелел. С московскими литераторами дружбу завёл, в столице печататься начал. А в 2008-м сеченовские поэты под его руководством «в крепкий союз с добровольным началом» объединились — «Теплостанские родники». Уже седьмой год те «родники» бьют: альманах «Тёплый Стан» выпускают, творческие семинары проводят, книжек немерено напечатали. Впрочем, до плодовитости Семёныча многим ещё далеко: 13 поэтических сборников и шесть — по краеведению.

И всё — за каких-то десять лет!

Званий и наград — не перечесть. Член Союза писателей России, член-корреспондент Академии поэзии, академик Российской академии литературной экспертизы, член Российского союза профессиональных литераторов, кавалер золотой Есенинской медали и орденов Лермонтова и Державина, лауреат литературной премии имени Грибоедова… Ух!..

Впрочем, сам Глыбин славой не слишком «укачивается». Как там у Евтушенко? «Прошу относиться ко мне критически, но уважительно». Фантастических цифр (типа 90) не боится, людьми себя окружает теми, что воодушевляют, любимому делу отдаётся со всей страстью. В общем, живёт наилучшим для себя образом. Чего и вам желает.

1930

Комментирование данного материала запрещено администрацией.