Система в период очищения

07:59 — 24.11.2015

Герман Греф:  ЦБ очищает систему от банков

Герман Греф: ЦБ очищает систему от банков

Автор фото: Наталья Ермакова

Система в период очищения

07:59 — 24.11.2015

Минувшая неделя ознаменовалась небольшим, но показательным спором между крупнейшими банкирами страны и чиновниками правительства и ЦБ о состоянии финансово-кредитных учреждений России. Был выдвинут и немедленно оспорен тезис о полномасштабном кризисе системы. Несмотря на, казалось бы, сугубую академичность дискуссии, в перспективе она касается каждого гражданина. Так что неплохо бы разобраться, в чём суть полемики.

Рабочий масштаб

Всё началось с заявления СМИ президента и председателя правления Сбербанка РФ Германа Грефа: «То, что мы видим сейчас, – это масштабный кризис. Нулевая прибыль, рост резервов, ЦБ очищает систему от банков. Следующий год также будет непростым».

Практически мгновенно, и тоже посредством прессы, ему возразил глава ВТБ Андрей Костин, который уверен, что: «Да, есть сложности с капиталом и с прибылью, в наличии высокая ставка рефинансирования. Но в целом ситуация абсолютно под контролем».

И первый зампред ЦБ Алексей Симановский не согласился с главой Сбербанка. «Никаких признаков кризиса не вижу», – заявил он и добавил: Есть непростая, но рабочая ситуация». По его словам, даже существуют обстоятельства, «которые указывают на экономическое улучшение, пусть пока слабое и малозаметное».

«Я бы согласился с представителем Банка России. Смотрите, ликвидности вполне достаточно, уровень депозитов, как компаний, так и населения, показывает примерно 15-процентный рост в этом году», – отметил, в свою очередь, министр экономического развития Алексей Улюкаев.

Он подчеркнул, что капитальная база банков позволяет им активно выдавать кредиты. «Другое дело, что спрос недостаточный, потому что высоки процентные ставки. Кроме того, возникают так называемые необслуживаемые займы, против которых банки должны создавать резервы, являющиеся вычетами из капитальной базы. Это обычные рабочие проблемы, с которыми мы научились справляться», – заявил Улюкаев.

Сказание о последствиях

Так кто же всё-таки прав? Глава крупнейшего банка страны или все остальные, столь резво ему оппонирующие? На самом деле, может статься, что правы… обе стороны. Вопрос не в понимании ситуации, а в её оценке.

Самое непонятное здесь, почему именно Греф выступил таким пессимистом? Уж ему-то жаловаться точно не приходится. Сбербанк выступил основным бенефициаром политики ЦБ по очищению банковской системы – основная масса пострадавших клиентов перетекла именно в СБ РФ. Сбербанк вышел на докризисный уровень прибыли, стоимость одной его акции превысила 100 рублей – это отличные показатели, особенно на фоне всех остальных. Видимо, в Грефе заговорила его прежняя ипостась министра экономики, и он решил оценить ситуацию в целом, а не только с точки зрения перспектив своей организации.

Если же говорить в целом, то банковская система до сих пор расхлёбывает последствия прошлогоднего шока, когда друг на друга наложилось сразу несколько неблагоприятных факторов и событий. Замедление развития экономики сопровождалось снижением объёмов инвестиций, введение санкций перекрыло доступ к значительной части зарубежных источников финансирования. Началось падение цен на нефть, ухудшение всех экономических параметров. Снижение ВВП, усилившийся надзор ЦБ и в конце года стремительная девальвация. Туго пришлось всем.

Устойчивая однородность

Девальвация и инфляция сподвигли ЦБ на резкое повышение ставок, и это едва не подкосило кредитную систему. Стоимость займов и их обслуживание резко возросли, и хотя банки получили приток депозитов, качество их кредитных портфелей сильно упало и зарабатывать деньги стало гораздо сложнее.

На сегодня общая задолженность банков по операциям рефинансирования – порядка 3,6 триллиона рублей. Хотя, если посчитать кредиты, предоставленные на санацию, расходы АСВ на выплаты вкладчикам и субординированный заём тому же Сбербанку на 500 миллиардов, то с учётом этих позиций банки должны ЦБ более 5 триллионов. Это большие деньги, причём самые дорогие для банков, и они стремятся их вернуть ЦБ в первую очередь. Тот, кто не справляется, выбывает из игры. Остаются сильнейшие. Банковская система очищается, становится более однородной, устойчивой и здоровой.

Проблемных банков до сих пор достаточно много, и работы у ЦБ по надзору, проверке и отзыву лицензий впереди еще немало. Но это вряд ли уже скажется на устойчивости системы в целом, поскольку почти все проблемные банки – это организации с небольшим (на фоне лидеров) количеством активов. На сегодняшний день почти 95 процентов активов российской банковской системы сосредоточено примерно в 30 крупнейших банках страны. У большинства из них ситуация с созданием резервов, кредитным портфелем и прочими показателями достаточно хорошая.

Это неплохой показатель, свидетельствующий о достаточной устойчивости банковской системы. Ещё 2–3 года ЦБ продолжит избавляться от ненадёжных и сомнительных организаций, от чего систему будет иногда потряхивать, но по итогам этой политики в стране станет больше крепких, надёжных организаций, с увеличившимся капиталом и активами, в большей степени способных кредитовать и население, и бизнес.

Теги: Финансы

1015

Комментирование данного материала запрещено администрацией.