Вне зоны доступа

07:59 — 19.11.2015

Автор Алина Малинина. Информацию подготовили Ольга Гогуленко, Светлана Дурнева, Лада Козонина, Юлия Полякова

Вне зоны доступа

Автор фото: Наталья Ермакова

Вне зоны доступа

07:59 — 19.11.2015

Автор Алина Малинина. Информацию подготовили Ольга Гогуленко, Светлана Дурнева, Лада Козонина, Юлия Полякова

Тема доступной среды для людей с ограниченными возможностями сейчас на слуху, причём на всех уровнях. Недавно Президент России Владимир Путин продлил действие одноимённой программы до 2020 года. Но главный вопрос в том, насколько эффективно она реализуется в регионах. Выяснить это до конца года призваны активисты Общероссийского народного фронта с помощью мониторинга, результаты которого лягут на стол главе государства. Журналисты «НП» присоединились к этой работе.

Чистота эксперимента

Когда инвалидная коляска становится спутником человека с детства, никаких иных способов перемещения в городском пространстве он просто не знает. Но вокруг нас тысячи людей, потерявших способность ходить после травм, автокатастроф. Как изменяется взаимодействие с внешним миром у пересевшего в инвалидную коляску? Это мы и решили испытать, проехавшись на коляске по главной улице областного центра – Большой Покровской.

Ехать на коляске по дороге – чистое самоубийство. Но как попасть на тротуар?

Коляску одолжили в региональной общественной организации инвалидов-опорников «Инватур». В начале старта, возле Дома связи на площади Горького, её председатель Рафик Роганян помогает нам разложить вынутую из багажника коляску и проводит краткий инструктаж по «подводным камням» предстоящего испытания.

– Рукава куртки засучи, иначе испачкаются о колёса, – напутствует он. – Осторожнее на выбоинах, вообще – осторожнее, можно перевернуться назад. И помни о тормозах.

Для чистоты эксперимента сажусь в коляску не на тротуаре, а непосредственно из машины. И сразу чувствую себя беззащитной среди ставших вдруг такими большими автомобилей. Перебирая руками ободок около колёс, подъезжаю к тротуару, а там… Высоченный бордюр! Без помощи нашего сотрудника Сергея пришлось бы, шокируя прохожих внезапным «исцелением», перешагивать препятствие на своих двоих. Итак, первое столкновение с новой реальностью: ты теперь зависишь от помощи других людей.

«Кина» не будет!

…Уф, «вырулила» на Большую Покровку. Коляска под горку норовит разогнаться. Перчатки уже все в грязи. Стараясь не угодить колесом в выбоину, пытаюсь разглядеть реакцию людей. На меня почти никто не смотрит. Тактичность или равнодушие?

Хочу попасть в кинотеатр «Октябрь». Обычное такое человеческое желание. Сбоку от лестницы – рельсы для коляски – швеллеры. Пытаюсь с помощью Сергея въехать. Бесполезно: они шире, чем расстояние между колёсами.

По пятибалльной шкале доступную среду в крупных городах области можно оценить на 2,5.

Соломон Апоян, руководитель рабочей группы «Социальная справедливость» нижегородского отделения ОНФ

Ладно, впереди кинотеатр «Орлёнок». Попытка номер два. С улицы беспрепятственно въезжаю в дверь и сразу же вижу такие же, как пять минут назад, «рельсы». На пути к ним колёса упёрлись в толстый резиновый коврик. Мой помощник подкатил коляску к «элементу доступности», но здесь ожидало аналогичное разочарование – колёса со швеллерами снова не совпали.

«Исцеление» поневоле

Что ж, попытаюсь заглушить расстройство каким-нибудь банальным успокоительным. Благо, на пути аптека с кнопкой вызова для инвалидов. Правда, кнопка как-то подозрительно висит на проводе… Но испытать устройство не получилось по другой причине – как раз под ним полукруглая лестница аптеки почти смыкается с соседней, такой же. В результате дотянуться до звонка, сидя в коляске, просто невозможно.

После всех моих мытарств очень хочется согреться и перекусить. Но в булочную не попасть – крылечко. Во все кафешки на центральной улице ведут ступеньки без всяких пандусов – или перед входом, или за дверью.

Ну, хотя бы в тепло, на пять минут. Очень мёрзнут неподвижные коленки. Наконец вижу беспрепятственный въезд и пандус внутри – это магазин одежды и аксессуаров. Сотрудницы гостеприимно распахивают передо мной дверь, я уверенно съезжаю к зеркалам и дорогим нарядам и… Здесь меня поджидает то, о чём предупреждал Рафик. Я переворачиваюсь навзничь вместе с коляской, вверх ногами. Инстинктивно вскакиваю. Немая сцена…

В редакцию вместе с коллегами возвращаюсь на онемевших от холода ногах, толкая коляску перед собой. С чувством горечи и обиды за людей, которые всегда остаются за порогом – театра, кафе, аптеки… Но это боль, замечу, здорового человека. А как справляются с трудностями люди с ограниченными возможностями, мы отправились выяснять вместе с активистами регионального отделения Общероссийского народного фронта.

Для тех, кто не слышит…

Молчаливая жестовая речь по скайпу. «Выслушав» собеседницу, сурдопереводчик нижегородской региональной диспетчерской службы для инвалидов по слуху Ирина Усова, она же заместитель председателя Нижегородского регионального отделения Всероссийского общества глухих, делает телефонный звонок по указанному ей номеру.

– Почему за два месяца не выполнили ремонт планшета, сданного вам (называется имя недавней собеседницы. – Авт.)? – строго спрашивает Ирина Юрьевна. – Так его можно починить или нельзя?

Ирина Юрьевна – единственный здесь слышащий работник. Её задача – принять от глухих сигнал о помощи (по скайпу, СМС или факсу), набрать нужный номер и решить проблему.

Диспетчерская служба для инвалидов по слуху помогает глухим и слабослышащим людям со всей области. А их в регионе приблизительно 5000 человек. «Фронтовики» признают: эта служба – реальный «элемент» доступной среды. Только вот с декабря заканчиваются средства гранта, на которые она существует. Глухие люди очень надеются на то, что региональное министерство соцзащиты включит эту диспетчерскую в программу «Доступная среда».

…не видит

Ещё более проблематично обстоит дело с доступной средой для инвалидов по зрению. Как говорит председатель Приокского отделения региональной организации Всероссийского общества слепых Пётр Варанов, слабовидящие люди лучше всего различают ярко-жёлтый цвет, поэтому во всём мире на стеклянные двери с обеих сторон наклеивают жёлтые круги.

– Эти круги стоят копейки, но почему-то редкая организация их использует, – констатирует он. – Точно так же номера автобусов должны быть чёрными на ярко-жёлтом фоне. А где вы у нас видели номера чёрным по жёлтому? Редко в каких учреждениях встречается и специальное шершавое покрытие жёлтого цвета на первой и последней ступеньках.

Некоторые же упущения вообще смертельно опасны. Например, на остановке общественного транспорта на улице Пермякова в Автозаводском районе около предприятия, где трудятся инвалиды по зрению, нет автобусного павильона. И как сориентироваться слепому человеку, где ему ждать автобус? А рядом автомобильная трасса…

…не ходит

Следующий пункт нашего рейда – одна из бурнаковских новостроек. Заходим в подъезд, чтобы встретиться с единственным пока живущим тут инвалидом-колясочником Александром Пановым, и замираем от восторга. Александр, сидя в коляске, спускается к нам с крутых ступенек на электроподъёмнике, управляемом с пульта.

Застройщики этого микрорайона предусмотрели все детали доступной среды, вплоть до специальных мест для инвалидов на крытой платной парковке недалеко от дома. Только одно «но»: бесплатного места Александру не дают. Стоимость парковки – 75 рублей в сутки. Для инвалида-колясочника, выплачивающего ипотеку со своей небольшой зарплаты, это очень дорого. Директор парковки Александр Кузнецов резонно замечает, что несчастье может случиться с каждым. Но…

– По закону за парковку инвалидов должно платить государство, – говорит он. – Александру надо обратиться с таким заявлением в министерство соцзащиты.

– Может быть, до рассмотрения этого вопроса разрешите ему ставить машину под крышу? – просят «фронтовики» за Александра.

Директор туманно обещает «ускорить процесс»…

В районах

Сеченовский

– В райцентре все значимые социально-культурные объекты, почти все магазины оборудованы пандусами, – говорит начальник управления соцзащиты района Любовь Трушанина. – К сожалению, в других поселениях пока такого нет.

Впрочем, доступная среда – понятие гораздо шире, нежели мы привыкли считать. Скажем, сотрудники соцзащиты обеспечивают доступность элементарных вещей для 172 инвалидов на дому. Четыре человека с ограниченными возможностями в прошлом и нынешнем годах трудоустроены на предприятие по программе оборудования рабочих мест для инвалидов. На льготном лекарственном обеспечении состоят 236 инвалидов. Кроме того, в деревеньках, где нет газа и дома отапливают углём, дровами, около 200 человек получают скидку на твёрдое топливо. Всего же в районе 1896 человек с ограниченными возможностями, в том числе 41 ребёнок.

Балахнинский

В районном обществе инвалидов – около 4000 человек. Организация, которой руководит Мария Ширяева, знакомит их друг с другом и не даёт скучать.

В клубе «Алые паруса» ставят спектакли, выступают с концертами перед ветеранами, в школах. Житель Балахны Максим Астахов научил нескольких человек играть на гитаре.

– Да мне нетрудно, – говорит. – Зато как приятно было услышать от одного из учеников, что он не знал, чем заняться, а теперь какой-то свет в конце тоннеля появился. Бардовское трио образовалось.

Администрация района помогает с транспортом и с помещением: для общества инвалидов его предоставили бесплатно, оплачивается вся коммуналка. Организуют поездки по храмам, на областные спортивные соревнования. К слову, в Паралимпиаде, которую впервые провели в Балахне, приняли участие около полусотни спортсменов. Такие соревнования в районе собираются сделать традицией.

Городецкий

В этом году в бассейне местного ФОКа появилась группа для страдающих детским церебральным параличом.

– Намерение у нас было давно, желающие – тоже, – говорит председатель комитета по физической культуре и спорту района Андрей Заботин. – И вот всё сложилось. Сейчас хотим организовать занятия с детьми с аналогичным диагнозом в спортзале, в одном из микрорайонов Городца. Пробные «тренировки» уже прошли.

Вообще, по словам Андрея Николаевича, все спортивные объекты в районе доступны для инвалидов с самыми разными заболеваниями. В бассейне ФОКа есть подъёмник для колясочников. В комплексе проходят занятия с инвалидами по зрению, слуху, с «опорниками»… А в 1-м квартале 2016-го ожидают сдачи нового большого ФОКа, полностью приспособленного для посещения и тренировок людей с ограниченными возможностями.

Шахунский

Местное учебно-производственное предприятие Всероссийского общества слепых уже без малого 70 лет держится на плаву благодаря… желанию.

Генеральный директор Алексей Гусев уверен: это желание жить.

– И ещё огромное чувство ответственности за людей, утративших зрение, но не настроенных на иждивенчество, – уточняет он. – Из 70 работающих – 23 инвалида по зрению и 13 по общему заболеванию. Изготавливаем по характеристикам заказчика изделия из полиэтилена, металла, дерева, щетины. Есть крупные постоянные клиенты, но мы не коммерческое, а социально ориентированное предприятие, а потому берёмся за любые заявки, даже маленькие и разовые. Однако из-за отсутствия долгосрочных контрактов и отмены льгот, поставившего нас на одну ступень с крупными развивающимися предприятиями, два года работали в серьёзном минусе. Сейчас ситуация выправляется.

Сергачский

В школах Сергачского района учится 61 ребёнок-инвалид, 29 из них сидят за одними партами со здоровыми сверстниками.

По словам специалиста отдела образования Сергачской районной администрации Ирины Телиной, колясочников среди них нет, но есть дети с интеллектуальными нарушениями, обучающиеся по адаптивным программам.

– Инклюзивное образование такие ребята получают в ряде сельских школ, в том числе в Старо-Берёзовской, Камкинской, Яновской, Пожарской и Богородской. В одних два-три «особенных» ребёнка, в других – шесть, десять. Родители решили не отдавать их в специализированные коррекционные классы общеобразовательной сергачской школы № 5. Поэтому учителя сельских школ, где есть «нестандартные» ученики, прошли специальную курсовую подготовку и владеют всеми необходимыми навыками для их обучения.

Сергей Карпов, гражданский активист Общероссийского фронта, Арзамас:

– За последние пять лет ситуация с доступной средой начала меняться к лучшему. Полностью доступны для людей на колясках центр реабилитации детей-инвалидов, ФОК. Есть доступность в двух арзамасских школах – № 14 и № 15, в детском садике № 1. А вот с остальными объектами всё сложно. Есть отдельные элементы доступности в городской больнице «Дубки», но не во всех отделениях. Абсолютно недоступна для колясочника поликлиника № 2 – там даже пандусов нет. Недоступны все аптеки, в которых мы побывали.

Владислав Сивый, депутат городской Думы Дзержинска:

– Работа по созданию доступной среды для инвалидов в Дзержинске в основном проводится формально и касается, как правило, лишь внешних входов в здания. А внутри высокие пороги и лестницы остаются неприступными. Такая ситуация в ЗАГСе, в управлении соцзащиты, в больнице № 7, поликлинике № 2, даже в здании городской администрации. Радует только то, что новые здания, такие как перинатальный, торговый центры, сразу оборудуются всем необходимым. А вот объекты культуры в Дзержинске давно устарели не только для инвалидов, но и для здоровых людей.

Теги: Общество

1573

Комментирование данного материала запрещено администрацией.