Князь, сомнений не знающий

07:59 — 19.11.2015

Князь, сомнений не знающий

Автор фото: Георгий Ахадов

Князь, сомнений не знающий

07:59 — 19.11.2015

Народный артист России Георгий Сергеевич Демуров – актёр уникальный. Вот уже 50 лет на него с восторгом смотрят поклонники Нижегородского театра драмы, а он очаровывает их одним своим появлением на сцене. Стоит лишь услышать волшебные интонации его голоса, почувствовать на себе глубокий взгляд, увидеть таинственную улыбку – и вы навсегда в плену его обаяния.

В злачную Москву?

Ни в коем случае!

Каждая роль Демурова становится событием в театральной жизни города. Бенефисом в спектакле «Дядя Ваня» он, лауреат множества наград и премий, отметил на днях своё 75-летие. Его судьба интереснее многих романов. Родился в Тбилиси, в интеллигентнейшей семье. Отец знал пять языков, воевал, но никогда о войне не рассказывал. Мама была учительницей музыки, дядюшки юного Геры занимали высокие посты. Никто в семье и предположить не мог, что юный спорт­смен – боксёр и штангист – станет актёром.

– Я плохо учился по математике, химии, физике, зато копировал всех педагогов, – улыбается Георгий Сергеевич. – Когда не мог ответить на уроке, учителя, бывало, просили: «Тогда покажи меня!» Показывал. Одни краснели, другие синели, третьи смеялись. Математика я копировал очень жестоко. Он меня останавливал: «Иди на место, три!» А мне больше ничего и не надо было!

– Стало быть, путь в артисты был предопределён?

– Мой дядя был профессором архитектуры. Бабушка отнесла ему мои рисунки. Он вынес вердикт: «К нам, в архитектурный!» Но я его не услышал. Хотел стать артистом. И стал.

– Родственники не были против?

– Ещё как были! Когда я окончил школу и объявил, что уезжаю во ВГИК, все поднялись на дыбы: «Как? В злачную Москву? Ни в коем случае!» Дед, за которым было последнее слово в нашей патриархальной семье, не вдаваясь в подробности, сказал: «Это исключено!» Только папа отнёсся к моему выбору цивилизованно. Тогда в вузы не принимали без производственного стажа. Отец позвонил своему другу – директору завода, и я стал фрезеровщиком третьего разряда. А потом сестра принесла газету «Вечерний Тбилиси», где было объявление, что при театре драмы имени Грибоедова открывается драматическая студия.

– И вы не устояли…

– На следующий день я надел пиджак и брюки, перешитые мамой из коверкотового плаща папы, папины туфли и пошёл в театр. Написал заявление, собрался домой, а мне вслед: «Куда вы? Там экзамен!» Я знал огромное количество стихов, поэтому на вопрос: «Что будете читать?» ответил: «А что вам хочется?» Члены комиссии заулыбались: «Ну, что-нибудь из Пушкина, Лермонтова или Маяковского». Я всех и прочитал. И всё! Никаких сомнений в том, что меня возьмут, у меня не было.

Вот так фикус!

– Что дальше?

– На курсе я влюбился в девочку Нину из Дзержинска. Гречанка по матери, она приехала в Тбилиси к родственникам, учиться. Неописуемой красоты! Это была фантастическая любовь! Скоро она стала моей женой. Потихоньку стали играть в театре. Я никогда ничего не смущался. Даже умудрился сыграть роль за Арчила Гомиашвили.

– Он же был звездой театра и кино!

– А я на всех капустниках его копировал – стон стоял в зале. И когда директор театра вызвал меня и спросил, не хочу ли сыграть его роль, а то он зазнался, я лишь спросил: какую? Это была комедия «Во дворе злая собака». Попросил два дня текст выучить. И сыграл. Лёгкость была невероятная! Я не знал сомнений.

– А как вы попали в кино?

– Вызвали к начальству. Сидят четверо мужчин. «Вот вам этот Фикус!» – отрекомендовал меня директор.

– Почему Фикус?

– Он меня так называл. Как-то отыграл свою роль, пошёл в зрительный зал, смотрю спектакль. Это категорически запрещено, но тогда я этого не знал. Директор увидел, влепил выговор и на собрании всем рассказал: «Вхожу в зал – стоит этот Фикус!» Так я стал Фикусом. А мужчины оказались из съёмочной группы фильма «Дорога». Мне предложили поехать в Ереван, на пробы. Искали и героиню. «Так Нинка»! – сказал я и показал им жену. Она пробы прошла, а я – нет! Когда об этом объявили, она кулачки в бок: «Как? Герка не будет сниматься? Тогда и я не буду». Меня и утвердили, чтобы не потерять героиню. Кстати, была в нашей жизни и ситуация наоборот.

– Что за ситуация?

– Когда мы с женой решили поступить в «Щуку», уже я прошёл, а она нет. Нина уехала в Горький, и все заработанные в кино деньги уходили на телефонные переговоры. Она поступила в горьковское театральное, я бросил Москву и перевёлся к ней, на курс Ефима Табачникова.

Любовь с веником

– И всё-таки ваши дороги разошлись. Как в вашей жизни появилась Татьяна?

– Всё – судьба. В первый приезд в Горький мы с Ниной пошли в училище пешком прямо с вокзала. Расфуфыренные! Открываю дверь в черноту, и в луч солнца попадают две девочки. Одна – высокая, в короткой голубой юбке, с голубыми блюдцами глаз, необыкновенно курносым носом, копной белых волос и… веником в руках. Таня. Так в память и врезалось: девочка с веником. Она была на кукольном, я на драме, почти не виделись. Потом мы мирно разошлись с женой.

– При такой-то любви?

– Я как всякий восточный человек безумно хотел детей, а она и мысли такой не допускала. Каждое утро измеряла талию… Из-за этого и расстались. Позже, на капустнике, я встретил Таню. Навёл справки. Оказалось, она из Дзержинска! Дзержинск – город моих жён! При новой встрече сказал ей, что никому не отдам. С тех пор мы всегда вместе! У нас двое детей и двое внуков.

Комик без диплома

– Почему со времён училища вас называют Князь?

– Так меня назвал Табачников, когда в очередной раз за что-то отчитывал. Перед всем курсом: «Это же его превосходительство! Князь! У них ведь как – шесть баранов, и уже князь!» Так и пошло по жизни.

– Правду говорят, что вы не получили диплом?

– На втором курсе, придя работать в театр, я стал пропускать общеобразовательные лекции и Георгию Яворовскому не сдал историю советского театра – уехал на гастроли. Потом то одно, то другое… А вскоре он умер. Так и не сдал экзамен, получил вместо диплома справку. Да и то лишь для того, чтобы руководить народным театром.

– Георгий Сергеевич, вы сыграли сотни ролей. Как удаётся балансировать между героем-любовником и комиком?

– Я – комик. Всегда это любил. Но по молодости меня подводило чувство меры. Из-за этого мы ссорились с режиссёром Семёном Эммануиловичем Лерманом. Как-то поругались, и он предложил на спор отжиматься. Я смутился: человек же чуть не на жизнь старше. Отжался 30 раз, думаю: хватит. Он отжался 31: «Ну, вот так, Князь, чтоб ты знал!» Это происходило прямо в костюмерном цеху, при свидетелях. Девочки обалдели: «Семён Эммануилович, какой вы сильный!» «Да, внешность обманчива», – ответил он. Этот случай меня многому научил. Но я до сих пор – комик!

В день рождения всегда убегал из дома от этих празднеств. Терпеть не могу юбилеи. Для меня каждый вечер, когда я выхожу на сцену, – и бенефис, и юбилей.

Теги: Культура, Искусство

1305

Комментирование данного материала запрещено администрацией.