Синь тяо, Вьетнам!

07:59 — 12.11.2015

Вера Сомова с секретарём посольства Тянь Хыу Нги

Вера Сомова с секретарём посольства Тянь Хыу Нги

Автор фото: Фото из альбома Веры Сомовой

Синь тяо, Вьетнам!

07:59 — 12.11.2015

Это по-вьетнамски «синь тяо» а по-русски – «здравствуйте». Через 50 с лишним лет нижегородке Вере Васильевне Сомовой довелось вновь сказать эти слова, почувствовать такое же тёплое и сердечное к себе отношение и даже прослезиться… Нынешней осенью, в дни празднования 70-летия независимости «страны южных ветров», её, скромную учительницу, в далёкие 60-е обучавшую русскому языку вьетнамских школяров, на торжественный приём в культурно-деловой центр Ханой–Москва пригласил лично Чрезвычайный и Полномочный Посол Вьетнама Нгуен Тхань Шон.

По призыву

– Как во Вьетнам попала? По призыву, – улыбается Вера Васильевна. – Турпутёвок в 1961-м ещё не было, зато дружба между нашими странами большая была. Советские специалисты помогали вьетнамцам возводить заводы, строить мосты, электростанции, осваивать новые профессии. Так что русский язык здесь очень востребован был. Когда мне, молодой учительнице 47-й горьковской школы, предложили туда поехать, долго не раздумывала. Восприняла это как свой интернациональный долг. Да и интересно было: бананы, обезьяны и всё такое.

Дорогу до Вьетнама Вера Попова Васильевна (так потом её в письмах бывшие ученики называли) и сейчас во всех подробностях помнит. И как на последней русской станции в Забайкалье фотоаппарат «Смена» и несколько баночек чёрной икры купила (деньги провозить не разрешили, а икра тогда дешёвой была). И как в Пекине в гостях у своей соседки по купе побывала. И как потом уже в маленьких вьетнамских вагончиках до Ханоя добирались.

– Даже название гостиницы, в которой нас поселили, не забыла – «Ким Лиен», в честь деревни, где легендарный Хо Ши Мин родился, – не без гордости признаётся она. И опять улыбается: «Знаете, чего я больше всего боялась, когда ехала? Родину подвести».

Русская специалистка

Работать русской специалистке довелось в училище иностранных языков, за городом. Факультетов там было всего два – китайский и русский, а подвозили учительниц когда на «Победе», когда – на микроавтобусе.

Верины подопечные – 30 подростков 15–17 лет первоначальный курс обучения русскому уже прошли, ей предстояло лишь углубить знания будущих переводчиков и школьных учителей.

Во вьетнамских сказках дружба ценится выше всего.

– Я сразу прониклась к ним любовью, – вспоминает она. – Да ребята этого и заслуживали. С таким старанием учились! А как тепло ко мне относились! И не только они. Русские специалисты буквально купались в заботе. Накормить нас повкуснее старались, по выходным на берег Тонкинского залива увозили от жары спасаться или в горы, в джунгли. А как дружелюбны и непосредственны были маленькие вьетнамцы! Увидят на улице госпожу из России, и сразу улыбка до ушей. «Лен Со, лен Со!» – кричат. «Советский», значит. Конечно, жили они бедно. Босиком ходили или в сандалиях из автопокрышек. Но это была особенная бедность – гордая, как потом Евтушенко написал.

Вера Васильевна ещё долго рассказывает про встречи в посольском клубе и их, учительские, концерты художественной самодеятельности. Про то, как перед отъездом её медалью «Дружба» и почётным знаком Хо Ши Мина наградили, а на правительственном приёме сам «дядюшка Хо» руку пожал. Про промышленно-экономическую выставку в Ханое, на которую Горьковский автозавод свою «Волгу» привёз. Она на этой выставке пожилого вьетнамца сфотографировала, фото ему послала и такое доброе письмо в ответ получила…

– Прочитать, правда, без ребяток не смогла. Вьетнамский так и не осилила, – вздохнув, признаётся она. – Зато их русский был выше всех похвал. Кое-кого из своих студентов я потом во Вьетнаме встречала, про судьбы других из писем узнавала. Душа за каждого болела, особенно когда война началась. Думаю, и для них я была не просто учительница, но друг, «бан» по-вьетнамски.

Из Ханоя – с любовью

О том, что это так и есть, говорят письма, которые они писали госпоже Вере в Горький. Много писем. И не только из Ханоя. Но в каждом – про любовь. Свои чувства выражали стихами:

Веру любят, не отпускают,

А уехала – все студенты 3-й группы

Тоскуют и вспоминают.

И прозой: «Моя мечта – встретить вас… Ваши глаза и весёлая улыбка живут в моём сердце»…

– Как приятно сегодня перечитывать эти письма, – признаётся Вера Васильевна. – Листочки состарились, а чувства нет. Чувства эти, правда, скорее не ко мне, а ко всем русским в моём лице. Но писали ребята не только про любовь – каждый хотел ещё и про свою жизнь передо мною отчитаться. А в одном письме, помню, были такие строчки: «Где бы вы ни находились, всё равно будете встречать доброго вьетнамца, как того старика на выставке». И представьте себе, на приёме в Москве я опять его встретила. И не одного.

К слову, на приём к послу учительница Сомова, можно сказать, случайно попала. Прочитала в интернете, что в Москву в связи с 70-летием независимости СРВ фотовыставка «Вьетнам – свидание с прекрасным» прибудет, и в общество советско-вьетнамской дружбы позвонила – узнать что да как. А через несколько дней её сразу и на выставку, и на торжественный приём пригласили.

– До сих пор всё как в тумане, – улыбается Вера Васильевна. – Вот посол мне руки жмёт, вот девушки вьетнамские «Россия – Родина моя» поют, вот репортёры вьетнамские меня окружили, вот я супчик Фо специальной вьетнамской ложкой ем… И опять всех обожаю, обнять хочу. Как прежде.

Вот такая она, представительница золотого поколения советско-вьетнамской дружбы. Уходящего, увы, без наследников.

Теги: Общество

1414

Комментирование данного материала запрещено администрацией.