Он был один из нас

07:59 — 12.11.2015

Инна Фаворская

Он был один из нас

07:59 — 12.11.2015

Инна Фаворская


Год назад перестало биться сердце Евгения Александровича Жесткова.

Члены Совета ветеранов Московского района вспоминают его как своего (самого лучшего) председателя. Я же благодарна судьбе за то, что в 2000-м она и меня свела с этим человеком. Правда, по другому поводу. 15 лет мы вместе работали в организации «Защита прав жертв политических репрессий» и до последних его дней дружили.

Родительские уроки

Не все знают, что у этого интеллигентнейшего человека, умеющего говорить на одном языке и с властью, и с простыми людьми, была очень нелёгкая судьба.

Родился он 1 января 1930-го под Сталинградом, в небольшой, но дружной семье. Отец – председатель райисполкома и член бюро райкома партии в Котельникове, мать – учительница русского языка и литературы, и старший братишка 1925 года рождения.

Не зря говорят, что, если человек умер, его нельзя перестать любить. Особенно если он был лучше многих живых.

Родители воспитывали сыновей на своём примере – делами и поступками. Закаляли их характер и волю, учили с достоинством преодолевать жизненные испытания, уметь самостоятельно принимать решения, быть полезными друзьям.

Требовали, чтобы мальчишки сами делали уборку в доме, стирали, готовили еду. А главное – любили учиться. Эти родительские уроки в дальнейшем помогли братьям не сломаться на их непростом жизненном пути.

Страшный 1937-й

В 1932-м они буквально в одночасье остались круглыми сиротами. Отца арестовали в январе и почти сразу расстреляли, а мать в апреле умерла от туберкулёза в подмосковном санатории. Мальчишек отправили в детдом, в Сталинград. Потом их, правда, забрала оттуда (а фактически похитила) и увезла в Подмосковье тётя Шура – младшая мамина сестра.

Усыновить или оформить опеку она так и не смогла – ни свидетельств о рождении, ни справки об отце у братьев не было. Там Женя закончил четвертый класс, а брат – седьмой, да ещё ремесленное училище и в начале войны уже работал на строительстве оборонительных сооружений в Москве.

Труженик тыла

В 41-м муж тёти Шуры ушёл на фронт, а сама она должна была эвакуировать на Урал научное оборудование, и Женю пришлось отправить в детдом «Молодой рабочий». Вскоре детский дом был эвакуирован в Свердловскую область, в посёлок Колчедан, откуда 25 ребят (в их числе и Женя) попросту сбежали. Когда беглецов задержали в Новосибирске, мальчишки потребовали, чтобы их направили в ремесленное училище или на любую работу.

Так в конце 1941-го Женя Жестков оказался в химлесхозе, где проработал до конца войны. Годков себе, конечно, прибавил, чтобы взяли. Работал по 10 часов, как взрослый. Бочки под живицу вместе с друзьями по детдому делал.

О годах, проведённых в лесхозе, Жестков никогда не жалел. Они многому его научили: и как трудиться надо, и как друзей выручать.

После войны

После войны он вернулся в тёте Шуре в Подмосковье. Пришлось навёрстывать годы, прожитые без школы. В 1947-м успешно сдал экзамены за 7, 8 и 9-й классы и поступил в Московское военное пограничное училище, при котором была вечерняя школа. Школу он успешно окончил. А вот из училища курсанта Жесткова отчислили – не написал в анкете про отца.

И в военно-морском училище он не задержался. По той же причине. Лишь в 1949-м удалось благополучно поступить в Первое Ленинградское артиллерийское. В анкете, правда, пришлось указать, что отец умер 9 января 1938-го.

В память об отце

Дальнейшая судьба Жесткова (и военная, и семейная) сложилась счастливо. Но всю жизнь он мучился вопросами «За что посадили отца? Какова его судьба?» Только в 1963-м удалось выяснить, что Александра Жесткова расстреляли в июле 1938-го, а в 1957-м приговор отменили. За отсутствием состава преступления. Узнав об этом, Евгений Александрович сделал всё, чтобы восстановить честное имя отца. А вопросами увековечения памяти репрессированных нижегородцев и их реабилитации занимался до конца своих дней.

Теги: Общество

929

Комментирование данного материала запрещено администрацией.