Закрытое небо экономики

08:14 — 10.11.2015

Инфографика Людмилы Андерсон

Инфографика Людмилы Андерсон

Закрытое небо экономики

08:14 — 10.11.2015

Любая война как наиболее экстремальное состояние в человеческих и международных отношениях неизбежно отражается на всех сферах деятельности общества – от идеологии до экономики. И не важно, как ведётся или называется война, в каком она месте и какой интенсивности, своё влияние она оказывает неизбежно.

Туристы лишают средств

На прошлой неделе мы столкнулись с первыми серьёзными последствиями российской военной кампании в Сирии. Значимыми для тысяч простых граждан, а не только для высшего политического руководства.

С 6 ноября Россия приостановила все авиационные полёты в Египет. Официально – до выяснения причин катастрофы лайнера А321, но практически само это решение уже свидетельствует о том, что версия теракта становится приоритетной.

И в таком случае это месть боевиков запрещённой в нашей стране организации ИГ за удары российских ВКС в Сирии. Об этом уже поспешили заявить и сами главари бандформирований. Об этом же свидетельствуют и выступления глав Британии и США, ссылающихся на данные своих разведок, и панический запрет европейским авиакомпаниям летать в Египет. Что, помимо прочего, нанесёт колоссальный урон туризму этой ближневосточной страны в первую очередь, ну и всей экономике в целом.

В России от этого запрета (да, временного, но никто не знает на сколько) серьёзно пострадают турфирмы и авиа­компании, большинство которых и так находятся сейчас не в лучшей форме. Но Египет пострадает гораздо серьёзнее. Если этот запрет не будет снят до новогодних и рождественских праздников, отрасль ждёт коллапс. Что неизбежно отразится и на других сферах российско-египетского сотрудничества. Падение доходов от туристической отрасли скажется на египетском бюджете и платёжеспособности, отчего многие сделки, в том числе и в военно-промышленной сфере, придётся пересмотреть, а то и вовсе отложить на неопределённое время.

Несовместимые вещи

Между прочим, Египет окажется не первой страной, ощутившей удар террористов по своей туристической отрасли. Несколько месяцев назад похожую беду пришлось пережить Тунису, где террорист-одиночка расстрелял туристов в курортном отеле, что на порядок снизило интерес потенциальных отдыхающих к этой стране. Так что дело тут не только в российской кампании в Сирии, а, скорее, в общей нестабильной ситуации в странах Леванта и Магриба. Поэтому претензии Турции на часть российского туристического потока, лишившегося египетского направления, могут оказаться необоснованными.

Да, министр туризма Турции уже поспешил пригласить россиян на местные курорты, но сейчас это тоже не самая спокойная и безопасная страна региона. Совсем недавно там также был теракт, правда, не на курорте, но людей погибло много. Неспокойно и на Аравийском полуострове, там тоже идёт война – в

Йемене, и многие курортные места полуострова под угрозой. Так что чем больше разгорается война в Сирии, тем быстрее сокращаются туристические потоки региона и падают доходы стран. Неизвестно, как гений и злодейство, но вот вой­на и туризм – две вещи точно несовместные.

Понятно, что война там шла и до российского вмешательства, и Россия её не остановила (пока что), лишь сдвинула в другое направление, более выгодное Москве и её союзникам и, соответственно, проблемное для противников и конкурентов. Прошло ещё не так много времени, чтобы все стороны полностью определились со своей политикой, но некоторые изменения уже намечаются. Пока, возможно, лишь потенциальные, но они могут реализоваться и на практике.

Поток под ударом

Больше всего (за вычетом, конечно, террористов ИГ и Аль-Каиды) российское вмешательство в Сирии разозлило саудитов, катарцев и турок. Но если торгово-экономические связи России с Саудовской Аравией и Катаром незначительны и Москва может, до известной степени, пренебречь неудовольствием этих стран, то с Турцией отношения значительно более прочные, обширные и взаимовыгодные, и очень неприятно ставить их под удар.

Пока, правда, по большей части всё сводится к нескольким резким заявлениям премьера Эрдогана, которые можно было бы списать на предвыборные заигрывания с избирателями. Теперь кампания позади, Эрдоган её выиграл и упрочил свои позиции и, надо полагать, не станет вспоминать свои угрозы отказаться от российского газа и сорвать сделку по строительству АЭС «Аккую».

Но вот где реально может сказаться напряжённость в отношениях, так это в проекте «Турецкого потока», который сейчас завис в неопределённости. Договор по строительству газопровода так и не подписан, и более того, турки подали иск к «Газпрому» в Международный арбитражный суд, требуя предоставления оговорённой ранее скидки. Москва настаивает, что скидка действительна лишь в привязке к договору по «потоку», турки с этим не согласны, разбирательство обещает быть долгим и муторным, если, конечно, не случится прорыва в виде прямых политических договорённостей президентов. Что представляется крайне маловероятным, пока стороны не достигнут компромисса в сирийском вопросе.

Теги: Туризм, Общество

1710

Комментирование данного материала запрещено администрацией.