Резервная исчерпанность

07:59 — 03.11.2015

Резервная исчерпанность

07:59 — 03.11.2015


В период сокращения бюджетных доходов и расходов ужесточается аппаратная и политическая борьба за их контроль. А если есть резервы, то данное утверждение, естественно, распространяется и на них. В ход идут все возможные способы и средства, подчас довольно жёсткие и хитроумные. Как раз такие, которые задействованы сейчас при формировании бюджета РФ и распределении резервных фондов.

Заначка-то тю-тю

Неделю назад министр финансов Антон Силуанов, выступая в Совете Федерации, предупредил сенаторов, что к концу следующего года «мы исчерпаем те ресурсы, которые получали при высокой цене на нефть». Новость прозвучала отчётливо, громко и сенсационно.

— В текущем голу мы примерно на 2,6 триллиона рублей сократим объём наших резервов — больше чем наполовину. Это означает, что 2016-й — это тот год, когда мы сможем последний раз так тратить наши запасы. А дальше у нас таких ресурсов не будет, — уведомил министр огорошенных сенаторов.

Итак, если верить министру, на конец 2015 года останется 3,4 триллиона рублей, из которых 2,136 триллиона уйдут на финансирование дефицита следующего бюджета.

Так что же получается: министр прав? Вся «заначка», накопленная за «тучное десятилетие» нефтяного изобилия, уже в следующем году подойдёт к концу? Или это продуманный политический ход? Элемент аппаратной игры с депутатами и сенаторами, в попытке напугать их и укрепить свои собственные позиции в предстоящей битве за бюджет? А может быть, всё сразу?

Где деньги, Минфин?

Уточним исходные позиции. На 1 октября 2015 года в Резервном фонде находилось 4,7 триллиона рублей, в Фонде национального благосостояния — 4,9 триллиона. Резервный фонд и ФНБ входят в международные резервы России, на 1 октября оценивавшиеся в 371,3 миллиарда долларов США, из которых 48,9 миллиарда составляет золотой запас.

Как все эти резервы функционируют, если вообще работают, а не просто лежат на счетах? Мы не знаем. Точнее знаем, но не полностью. По Резервному фонду известно, что остаток средств на счёте Федерального казначейства в Банке России в сентябре составлял 31,5 миллиарда долларов. Где находятся оставшиеся 39 миллиардов, Минфин не раскрывает. По ФНБ известно, что на текущий момент в ГК «Внешэкономбанк» размещено 195 миллиардов рублей и 6,3 миллиарда долларов. Судьба 64,4 миллиарда не в нашей валюте опять-таки неизвестна.

Наиболее вероятно, что значительная часть наших резервов вложена в американские гособлигации — на конец августа суммарные вложения в долговые бумаги правительства США составляли 89,9 миллиарда долларов. Причём, по мнению некоторых экспертов, деньги в treasuries, вероятнее всего, вложены от имени Центробанка, что дает определённую гарантию, что средства не будут санкционно арестованы (Банк России формально не является государственной организацией).

Всё, что нажито непосильным трудом…

В общем, резервы у правительства, строго говоря, есть, и даже довольно серьёзные. Пугая сенаторов исчерпанием фондов, Силуанов имел в виду лишь одну из «кубышек». Например. Деньги Фонда национального благосостояния, согласно проекту бюджета, вообще не будут использоваться — ни в этом, ни в следующем году, за исключением операционной прибыли от размещения средств.

Но помимо некоторых инфраструктурных проектов, вроде ЦКАД, ВСМ «Москва-Казань», реконструкции БАМа и Транссиба, все прочие выделяемые резервы правительство планирует потратить исключительно на покрытие бюджетного дефицита. Что, понятно, не очень-то нравится ни финансистам, ни экономистам — таким манером резервы действительно просто лежат мёртвым грузом вместо того, чтобы работать на развитие.

А ведь Президент РФ Владимир Путин настойчиво призывал «не палить резервы» попусту. Что ещё в этой ситуации остается Минфину? Убеждать депутатов, что деньги заканчиваются, иначе они со своими запросами на раз-два разберут в предвыборный год всё, что нажито непосильным трудом. А жить-то ведь надо и потом.

Сберечь нельзя потратить

Поэтому и идёт Минфин на разные маленькие хитрости, вроде занижения доходов бюджета в текущем году, дабы убедить депутатов выделить из Резервного фонда побольше на покрытие текущего дефицита, а потом внушить, что на следующий год денег осталось меньше, и в итоге сэкономить дважды.

Между тем уже четыре месяца (июнь — сентябрь) доходы бюджета держатся на уровне 1,2 триллиона рублей, и нет никаких предпосылок, что в последний квартал они упадут. Дефицит бюджета, таким образом, может составить 1,4–1,7 триллиона, а вовсе не два с лишним, как заявляет Минфин. Куда же пойдут остальные деньги, запрошенные на покрытие дефицита? Очевидно, опять в какую-нибудь заначку — на всякий случай.

В общем, если следовать реалистичным расчётам и прогнозам, то на покрытие дефицита до конца года будет израсходовано менее 1 триллиона. Тактика «сберегать» в очередной раз берёт верх над тактикой «тратить».

887

Комментирование данного материала запрещено администрацией.