ОПК обретает запреты

07:59 — 03.11.2015

За 9 месяцев текущего года из федерального бюджета на модернизацию восьми предприятий оборонно-промышленного комплекса региона в сфере электроники, радиоэлектроники, ядерной и радиационной безопасности направленно 3,2 млрд руб.

За 9 месяцев текущего года из федерального бюджета на модернизацию восьми предприятий оборонно-промышленного комплекса региона в сфере электроники, радиоэлектроники, ядерной и радиационной безопасности направленно 3,2 млрд руб.

Автор фото: Юрий Правдин

ОПК обретает запреты

07:59 — 03.11.2015

С 1 января этого года функции по контролю за гособоронзаказом были переданы Федеральной антимонопольной службе. А с 1 сентября вступили поправки в закон «О государственном оборонном заказе». Почему потребовалось видоизменять закон, который был принят относительно недавно — в 2013 году? Что нового привнесли антимонопольщики в этот документ и почему на местах он был принят, мягко говоря, негативно?

Для стратегических — без ошибок

— Чтобы избежать ошибок, мы придерживаемся принципа коллегиального принятия решений, — утверждает заместитель руководителя ФАС России Максим Овчинников. — Когда мы рассматриваем то или иное дело, все его участники могут заявлять ходатайства. По сути это квазисудебный принцип разбирательства. У нас появляется обратная связь, возможность всесторонне рассмотреть факты. Таким образом, мы снижаем риск ошибки при принятии решения. Это очень важно, поскольку речь идёт о предприятиях стратегического назначения. Когда мы накладываем штраф в размере сотен миллионов рублей, а иногда и миллиардов, ошибаться нельзя — можно нанести предприятию невосполнимый урон.

Что ещё поменялось в законе? Раньше в нём не было запретов. Он содержал права и обязанности заказчика и исполнителя. А вот что нельзя делать хозяйствующему субъекту, до конца не было понятно никому. Поэтому внесён ряд запретов, которые касаются прежде всего ценообразования. Отныне в случае необоснованного завышения стоимости продукции военного назначения ФАС сможет влиять на ситуацию.

От Минобороны нужна внятность

Однако негативно поправки в Закон «О гособоронзаказе» на местах были восприняты, в первую очередь, по другой причине — из-за той составляющей закона, которая связана с контролем за потоком финансовых средств. За эту часть поправок отвечало Министерство обороны, а не ФАС. Бизнес ополчился против тех жёстких требований, которые связаны с необходимостью открытия специализированных счетов, запретами на некоторые виды финансовых операций. Речь идёт о том, что Минобороны совместно с уполномоченными банками по новому закону будут контролировать всё движение денежных средств. С этих спецсчетов деньги не могут уйти на цели, не связанные с исполнением гособоронзаказа. Это пугает промышленников, они пока не понимают, как с этим жить.

Выход из ситуации, по мнению Максима Овчинникова, один: Минобороны совместно с уполномоченными банками должны давать больше внятных объяснений, как управлять этими спецсчетами.

По данным УФАС за три квартала 2015 года было рассмотрено 20 постановлений о возбуждении административного производства в сфере гособоронзаказа в ПФО, общая сумма штрафов составила 270 тысяч рублей.

И это всё… нельзя

— Вот простой пример из реальной жизни, — берёт слово заместитель руководителя ФАС. — Владелец или директор предприятия говорит, что у него есть пять контрактов на строительство пяти судов. По каждому он, по идее, должен открывать специальный счёт. При этом металл для производства этих лодок он покупает оптом. Как тут быть, промышленники пока не понимают. Но спецсчета необходимы. В первую очередь для того, чтобы предотвратить увод денежных средств, полученных в виде авансов, на цели, не связанные с исполнением госконтрактов.

Например, был такой случай. Предприятие, получив аванс в размере 80 процентов от оборонзаказа, наняло некую консалтинговую компанию, которую возглавлял родственник одного из руководителей завода. И за оказание юридических услуг (которых по факту не было) платило ей ежемесячно 50 миллионов рублей.

Отныне на средства госзаказа нельзя осуществлять сделки с физическими лицами, нельзя покупать акции, доли, другие ценные бумаги. Также запрещено переводить деньги в оффшоры — за исключением случаев, когда покупается оборудование или комплектующие иностранного производства, да и то только с согласования заказчика.

Защити свой транш

Вся система реализации сложных подрядных контрактов предполагает теперь своеобразную защиту сметы в режиме онлайн. Допустим, если вы строите корабль, то, конечно, не можете знать, какова будет его цена через 3–4 года. Каждый год как исполнитель вы должны защищать свою смету, доказывать, что выданный аванс потрачен именно на исполнение этого контракта. А уже дальше заказчик решает: либо выдать вам ещё один транш, либо подождать с деньгами до тех пор, пока не будут устранены недочёты, связанные с управлением денежными средствами.

К сожалению, предприятия, работающие на гособоронзаказ, не привыкли жить в режиме жёстких бюджетных ограничений, но, судя по всему, придётся…

— Мы очень часто наблюдаем ситуацию, когда исполнители приходят к госзаказчику и заявляют, что стоимость будет выше. При этом, продавая тот же самый товар на рынке, они снижают цены на свою продукцию, ибо понимают: частный потребитель «проголосует ногами», — говорит Максим Овчинников. — Поэтому мы и в сферу госзаказов пытаемся внедрить квазирыночные механизмы регулирования, ценообразования.


ФАС следит за тобой

Начальника контрольно-инспекционного управления в сфере гособоронзаказа ФАС России Константина Алёшина спросили о наиболее громких делах, связанных с гособоронзаказом.

— Для нас они все громкие. Все нарушения в сфере госзаказов, их финансирования стоит приравнивать к терроризму, — заявил он. — В центральном аппарате ФАС сейчас находится в производстве шесть дел.

А вообще, как выясняется, нарушений в этой сфере с каждым годом становится всё меньше — благодаря превентивным мерам, на которые идёт антимонопольная служба. Первая из них — постоянный ценовой мониторинг. А если хозяйствующий субъект знает, что за ним следят, «зарываться» он не рискнёт. Некоторые нарушения устраняются в самом начале антимонопольного расследования. Например, как только некая компания направляет в ФАС обращение о факте завышения стоимости продукции военного назначения, об этом тут же узнаёт контрагент, поскольку мгновенно получает запрос от антимонопольщиков. Как правило, примерно в 30 процентах подобных случаев цена после этого сразу же снижается до приемлемого уровня, и жалобы отзываются.

Обнародовать «ФИО» нарушителей антимонопольщики отказались, дабы не вредить их репутации. Мол, это вопрос выживаемости компаний в непростых экономических условиях. Мировая практика гласит: стоит антимонопольным органам начать расследование в отношении предприятия, как его акции на рынке сразу же резко падают. То же самое и с репутационными издержками контрагентов.

Помощник руководителя ФАС России Игорь Баранов, оценивая состояние нижегородской оборонки в целом, отметил, что регион выглядит в этом плане, как и во все времена, более чем достойно. Хотя у Нижегородчины, по его словам, появился весьма серьёзный конкурент — Свердловская область, где тоже весьма быстрыми темпами развивается ОПК.

Теги: Экономика

1829

Комментирование данного материала запрещено администрацией.