Слияние и поглощение

07:59 — 22.10.2015

Слияние и поглощение

Автор фото: Николай Бравилов

Слияние и поглощение

07:59 — 22.10.2015

«Время разбрасывать камни, и время собирать камни…» — нудил в своё время старик Экклезиаст. Время умножать вузы, и время сокращать вузы — твердят сейчас чиновники от Минобра. Время разделять, и время поглощать. Программа сокращения и объединения российских вузов входит в очередную фазу. Теперь всерьёз взялись за создание ведущих — опорных — региональных университетов.

Монтаж опор

Неделю назад, 16 октября, министр образования и науки Дмитрий Ливанов подписал приказ «о проведении конкурсного отбора образовательных организаций высшего образования на финансовое обеспечение программ развития и создания на базе образовательных организаций опорных университетов». За сухими корявыми строками официального пресс-релиза министерства кроется начало нового этапа объединения вузов. За последний год в России уже объединялись столпы высшей школы — теперь та же судьба ждёт региональные университеты. Новая программа Минобра не распространяется на федеральные и национально-исследовательские университеты, на вузы, участвующие в проекте 5–100, так что отдельные региональные вузы (наш университет имени Лобачевского, например) могут сейчас даже не волноваться. Неважно, приятное ли это волнение или тревожное.

Да, программа считается сугубо добровольной. Да, на объединение должны согласиться все субъекты процесса, да к тому же это решение должно быть подкреплено согласием региональных властей. И даже в этом случае утвердят не всех, а лишь победителей конкурсного отбора, которые получат из бюджета дополнительное финансовое обеспечение. По неофициальным данным, речь идёт примерно о 100 млн рублей в год на один опорный вуз, причём программа финансовой поддержки рассчитана минимум на три года.

Решённое дело

Однако, несмотря на все слова о добровольности и конкурентности, в министерстве, похоже, уже приняли принципиальное решение о дальнейшем сокращении вузов. Известна даже примерная цифра, на которую планируется это сокращение. Ректор Высшей школы экономики (ВШЭ) Ярослав Кузьминов, один из идеологов нынешней реформы образования, прямым текстом сообщил, что рассчитывает на закрытие примерно четверти высших учебных заведений. И тут вопрос ставится просто: либо отстающие «добровольно» вольются в опорные вузы, либо их попросту прикроют без сохранения содержания. Нетрудно сообразить, какие решения будут принимать коллективы учебных учреждений, оказавшихся в зоне риска.

Конечно, у министерства есть свои резоны и доводы. Помимо обычной страсти бюрократии всё упорядочить, структурировать, выровнять и упростить, в ход, как всегда, идут аргументы финансового свойства. Чтобы не распылять бюджетные средства, утверждают чиновники, надо объединить небольшие вузы среднего уровня в один большой многопрофильный университет. Как при этом объединять здания и преподавательский состав, в министерстве не поясняют. Но уже заявляют, что выучиться, например, на юриста в регионах скоро можно будет только в крупных опорных вузах. Филиальная сеть и многочисленные «конторы по дипломам» будут сокращены.

Помимо наведения административного порядка и финансовой оптимизации, чиновники Минобра упирают на демографию. По словам Дмитрия Ливанова, студентов из года в год становится всё меньше, и такое количество вузов стране уже не нужно. На это же ссылается и ректор ВШЭ, настаивая, что маленькие вузы не способны держать преподавателей на полной ставке, — нужно сокращать слабые коллективы и сливать их с сильными.

Оставшиеся вопросы

Вот только как это поможет слабым стать сильнее, непонятно совершенно. Административно и финансово из нескольких слабых или средних вузов можно сделать один большой и сильный — это да, это может сработать. На одну административно-юридическую единицу будет приходиться больше преподавателей и студентов, выделяться больше бюджетных денег, публиковаться (теоретически) больше научных статей, и значит (теоретически), рейтинг вуза вырастет. Но на качестве образования это всё не скажется. А если и скажется, то только в худшую сторону.

Текущий профессиональный уровень преподавателей и профессоров от этого объединения не повысится. Они будут преподавать то же, что и раньше, и вряд ли количество студентов сильно изменится — хоть у слабых, хоть у сильных преподавателей. От объединения начальства аудитории, курсы и группы не объединятся — каждый где учился, там и будет. А если и произойдёт увеличение студентов в группе или лекций на курсе, так это тоже не к добру. Преподаватели и сейчас стонут от обязательного количества лекций, доходящего до 36 аудиторных часов в неделю, — что уж будет дальше, когда число преподавателей опять сократится, а студентов — увеличится? Когда уж тут заниматься наукой и писать статьи?

Качество образования падает, и поднимать его нужно не объединением хорошего с плохим, а усилением преподавательского состава. Для чего, как минимум, надо перестать его сокращать (хотя бы общее число), перестать обременять бессмысленной бумажной работой, повышением лекционной нагрузки и высвободить время для повышения квалификации и научной деятельности. Иначе вскоре у нас в стране останется десяток привилегированных университетов с хорошей зарплатой и образовательной базой — и выжженное поле вокруг них.

Прямая речь

Мы выступаем только за добровольное объединение вузов в том случае, если они испытывают дефицит абитуриентов или имеют серьёзный запрос со стороны региона на создание собственного сильного университета… Ещё до начала конкурса к нам поступило более 10 предложений вузов об объединении, поэтому эта программа, скорее, отвечает на тот запрос, который уже объективно существует, чем задаёт прессинг.

Министр образования и науки Дмитрий ЛИВАНОВ.

Я думаю, что процентов на 20–25 оно (число вузов в России. — Авт.) совершенно точно сократится… Просто потому, что, как совершенно правильно говорил министр, не может существовать вуз с 500–700 студентами. Он просто не сможет держать на полной ставке преподавателей. Опорный вуз — модель реорганизации высшего образования в каком-то регионе, когда есть один большой вуз объединённый и есть несколько специализированных вузов, которые независимы.

Ректор Высшей школы экономики Ярослав КУЗЬМИНОВ.

В стране на региональном уровне таких задач по созданию доминирующих опорных вузов ещё ни разу не ставилось. Мы сейчас являемся участниками исторического события, когда этот процесс происходит. С одной стороны, это очень сложно, это большая ответственность и риски. С другой стороны, это вызов профессионалам… Если всё сделать правильно, можно получить замечательный результат. Я это воспринимаю как профессиональный вызов.

Исполняющий обязанности ректора Вятского госуниверситета Валентин ПУГАЧ.

По страницам СМИ

«Как и в случае с федеральными университетами, опорные вузы будут образовываться путём объединения учебных заведений, которые признают, что они слабы: не могут набрать достаточно абитуриентов и сопротивляться их оттоку в более сильные вузы. В Минобрнауки полагают, что именно такие объединённые университеты могут реализовывать масштабные научные программы и готовить кадры по широкому спектру в условиях междисциплинарной подготовки».

«Российская газета».

Экспертное мнение

— Хорошо, что ведущим вузам дают какие-то деньги, какая-то польза от этого есть. Возможно даже, что в ближайшие годы наши вузы в рейтингах несколько приподнимутся. Но только в ближайшие годы, только несколько. Потому что никакие устойчивые улучшения невозможны, пока люди работают в скотских условиях. Коли в какой-нибудь рейтинг введут одним из критериев условия работы преподавателей, наши университеты не то что в первую сотню — в тысячу не войдут.

Научный редактор «Эксперта» Александр ПРИВАЛОВ.

Продолжение темы — у наших экспертов.

Теги: Политика

1531

Комментирование данного материала запрещено администрацией.