Мне бы с удобствами

07:59 — 08.10.2015

Мне бы с удобствами

07:59 — 08.10.2015


Из Уреня от Нины Алексеевны пришло горестное письмо с рассказом о мытарствах нашей читательницы в борьбе за право обрести комфортное жильё.

Ох уж эти семь метров!

Нина Алексеевна относится к категории «дети войны», у которых нет никаких особых льгот и полномочий, кроме звания. Отец Нины погиб на войне, и она относит себя к тем, кого называют в законе о ветеранах «члены семьи погибших (умерших) участников Великой Отечественной войны». У них есть определённые льготы при постановке на учёт на получение жилья. Однако в письме Нины Алексеевны мы читаем: «С 1978 года я стала просить достойное жильё, так как дом, в котором мы проживаем, деревянный – временные бараки, которые построили наши мужья своими силами». Значит, жильё у Нины Алексеевны было уже не отца погибшего, а её с мужем. Таким образом, Головина перестала являться членом семьи погибшего фронтовика, у неё уже есть своя семья и своё жильё – плохое ли, хорошее ли.

Но несмотря на то, что женщина перестала быть членом семьи погибшего в войну бойца, она всё равно нуждается в хорошем, комфортном жилье. Тем более что рано овдовела (погиб при исполнении служебных обязанностей муж, водитель бензовоза) и осталась одна растить сына. Проживала тогда семья Головиных всё в том же «временном бараке». В 1978 году Головину поставили на очередь на улучшение жилья, и именно как дочь погибшего участника войны, а в 1988 году с очереди сняли, поскольку на каждого члена семьи приходилось более 7 квадратных метров на человека, в то время как в Урене на учёт берут тех, у кого менее 7 квадратных метров на одного проживающего.

Надо сказать, что и сама Нина Алексеевна – ветеран войны (труженик тыла). Как говорится, и своих заслуг для получения нормальной, со всеми удобствами квартиры вполне достаточно. К тому же с годами слабело здоровье, появились хронические заболевания. Да и то сказать, сколько трудностей пришлось пережить поколению, к которому принадлежит Нина Алексеевна. Всех бы тружеников тыла, детей войны пожалеть, обласкать, наделить, как и участников войны, льготами. Да куда там!

Удобства – за углом

Нина Алексеевна пишет, что её не только с очереди сняли, но и из обжитого домишки принудительно выселили. Есть подтверждающий документ: официальное письмо из администрации Уренского района.

«Меня силой выселили во вновь построенные домишки в нескольких километрах от города, на болоте. В подполе постоянно стоит вода, нет канализации, отопление печное. Вся пенсия уходит на дрова», – справедливо жалуется Нина Алексеевна. И приходится только удивлённо развести руками: как же так, власти Уреня, неужели у вас люди, пережившие вой­ну, до сих пор живут без парового отопления и канализации? В XXI веке повсюду компьютеры, на Марс ракеты летят, а в Урене жители дрова заготавливают и отхожее место на огороде из досок сколачивают.

Впрочем, может быть, и сгущает краски наша читательница, поскольку жильё она приватизировала и подарила сыну. И этим шагом сильно жизнь себе подпортила.

Не дари!

Нина Алексеевна, да и все другие пожилые люди, собственники жилья! Вы часто просите нас о помощи и при этом спрашиваете, по закону ли с вами обошлись обидчики (как правило, это местные власти). Власти закон не нарушают: они-то знают, что за такое нарушение им придётся отвечать. А пожилые люди, плохо с законом знакомые, иногда совершают поступки себе во вред.

Вот и Нина Алексеевна, подписав дарственную на сына, по закону сейчас не имеет права на очередь на улучшение жилья. Такое право у неё появится, как объяснили нам юристы, только не раньше чем через пять лет после подписания дарственной.

Надежда только на добросердечие уренских властей: вдруг сжалятся над пожилой женщиной и в обход прав и указов, по велению души выделят Головиной маленькую муниципальную (социальную) квартиру со всеми удобствами…

И никто из администрации стариков не предупредит: не делай так, потом пожалеешь.

Теги: Общество

1103

Комментирование данного материала запрещено администрацией.